0ad5e3c112bef448809962d303bd2da7-small

Во второй части эксклюзивного интервью для Forbes.kz российский политтехнолог Станислав Белковский рассказал журналисту Игорю Свинаренко о евреях в Кремле и о том, кто финансировал Майдан.

Кстати, о евреях

— Здесь очень важна еще тема – раз уж мы заговорили про евреев, причем ты первый начал: почему это всё называется «Русская весна»? Когда там Гиркин, Безлер (один из лидеров повстанцев на востоке Украины, с весны по ноябрь 2014 командир «народного ополчения Донбасса» в Горловке. – F) и прочие?

— Обычная русская революция. Всегда такие вещи делают евреи.

— Против которых я ничего не имею. Но надо просто бороться за точность подбора терминов. Почему же – русская? Давайте назовем – юго-восточная весна. Или Донецкая весна. Донбасская. А то сразу – руссская, три «с». Это как у Бойко-Великого «Рузское молоко», там как раз за счет того, что вклинилась эта «з», — и происходит это удлинение согласной, хотя обычно гласные удлиняются… Гиркин и Безлер – это ведь ваши? Евреи? Почему они скрывают настоящие фамилии?

— Ну, Гиркин – типичный русский революционер-еврей. Плох тот русский революционер-патриот, кто не хочет стать Львом Давидычем Троцким, отцом русской революции. Гиркин, мне кажется, вообще подражает Троцкому. Бороденку не отрастил, но он тоже себя считает отцом новой армии. По-троцкистски себя ведет.

— А ледоруб?

— Это было на финише.

— А Троцкий под кого-то в свою очередь косил? Под кого-то из якобинцев?

— Нет.

— Я вот хотя и гой, но чистейший космополит. Редкая вещь. А так — даже евреи ведутся на национальное. Скажи в Израиле слова «Сабра и Шатила» — и всё, люди начинают психовать.

— Евреи всегда жуткие националисты. Причем каждый еврей сам определяет, какой нации он националист. Строго по Герингу, который говорил: «Я сам определяю, кто у меня еврей, а кто нет».

— Я, кстати, не афиширую, какой у меня процент евреев среди друзей. А то патриоты не ровен час отмудохают.

— Ну, русским патриотизмом всегда командовали евреи. Ну, почти всегда.

— Но мной вы замучаетесь руководить. Это я так, предупреждаю на всякий случай. Когда ты начал плотно работать с Украиной, будучи московским православным евреем?

— В 2004 году. По просьбе моего друга БАБ (Борис Абрамович Березовский. — F).

— Покойного? Или, может, он жив? Где-то скрывается?

— Как потенциальный автор авантюрного романа, я хотел бы на это рассчитывать, но… нет ни одного шанса. Он был типичный МДП-шник, маниакально-депрессивный психоз у него был…

— Говорят, с этим можно жить.

— С этим живет половина человечества.

— Не знаю, не пробовал. Мне кажется, у меня что-то другое. Алкоголизм… А у тебя?

— Мне кажется, я шизофреник в чистом виде.

— Алкоголь это усугубляет. А ты вот бухаешь сидишь со мной.

— Нет, алкоголь очень полезен при шизе.

— Так давай же выпьем за твое здоровье! Что мы просто так сидим.

Выпиваем, закусываем.

— Алкоголь подавляет такую опасную для шизофреника вещь, как богатое воображение.

— Кстати, если шизофреник бухает в одинаре – то это вовсе и не в одинаре…

— Конечно, у него же раздвоение личности! Так что у него всегда есть собутыльник. Он никогда не одинок, и алкоголизм ему не страшен.

Майдан – Березовский — деньги

— Возвращаясь к Украине… Мы поругались с БАБ в начале 2003 года, когда я наехал на МБХ (Михаил Борисович Ходорковский. — F).

— Да, да, тогда считалось, что это ты спустил триггер! И из-за тебя он оттянул десяточку, из-за тебя! А щас, вишь, не обижается.

— Мне кажется, он единственный меня ценит. Ценит то, что нашелся простой еврейский чувак, который смог его замочить. Хотя нашелся еще один, который смог замочить, — но тот всё же президент. А я — никто. И вот никто – и замочил.

— Но ведь Путин сам ничего не может придумать. Он только читает какие-то записки, которые ему приносят. О, смотрите, что Белковский написал! А ну, давайте по писаному и сделаем! В работу!

— Говорили, что БАБ был заинтересован в том, чтоб МБХ поссорился с ВВП… Но на самом деле это было не так абсолютно. Боря резко выступил против того моего текста, и мы год не общались. И он дал интервью газете Moscow Times, в котором пытался меня замочить. Но потом мы встретились — и помирились. Он признал мою правоту.

— Теперь на него можно всё валить, да.

— Он сказал, что в том интервью меня не мочил. Сказал просто, что Белковский себя не переоценивает… Я ответил: Боря, а ведь как хорошо иметь дело с человеком, который себя не переоценивает! И Боря с этим согласился — с тем, что это достоинство, а не недостаток. А потом в 2004 он мне позвонил и сказал: «Старик, твоя помощь понадобится в проведении революции на Украине, без тебя ее будет сделать сложнее».

— То есть ты попал на майдан с мандатом от БАБ.

— Да.

— А он что, хотел сперва там устроить революцию, а после оттуда, с киевского плацдарма…

— Да, да!

— Завоевать Россию? Ты быстро отвечаешь на вопросы, которых я не успел даже и задать.

— Именно так.

— Ну да, я давно начал писать: Украина интересует Россию не сама по себе, это было бы смешно, мало ли кругом чужих заграниц – а как зеркало, в котором отражается РФ; что случилось в Киеве – то через какое-то время случится и в Москве. (Раньше было наоборот, а теперь так).

— Да, именно так. Причем БАБ дал $38 млн. На всю эту революцию…

— Тебе?

— Нет, конечно, не мне! Если б он их дал мне, то я немедленно бы с ними сбежал на Сейшельские острова.

— Сколько ты из них попилил?

— К сожалению, очень маленькую часть. В основном эти деньги получили Ющенко и Тимошенко.

— А Порошенко? Или как его… Ему же еще приписывают какую-то фамилию… Забыл. Вальцман?

— Вальцман – боюсь, что нет… Он же не дружил с БАБ.

— Да, да, старая тема: бочка варенья и ящик печенья. Теперь же Плохиш хороший, а кто за красных – тот плохой.

— Гениальная вещь! Там была вещь в литературном плане никем не превзойденная. Это когда главный буржуин кричал: «Что это за страна, где каждый мальчиш знает военную тайну?» Это гениально абсолютно. Особенно в свете того, как в РФ развернулась охота на шпионов.

— А, ты про случай с многодетной мамашей, которая позвонила в украинское посольство… Значит, БАБ уговорил тебя спасать Украину…

— Не только меня, но и Ющенко, и Тимошенко. Но бабки достались в основном им.

— А они, небось, скажут, что ничего не брали и всё досталось тебе.

— Нет, я не думаю, что они такое скажут. Не будут они со мной соревноваться… И вообще по законам этого мира украсть бабки – это почётно. Не будут же они отрицать, что взяли эту почётную обязанность на себя. Я тогда был наивный еврейский юноша. Я еще ходил к разным людям просить денег на революцию! В 2004-м.

Немцов

— Немцов там тоже был, на той революции…

— Эта его смерть, мгновенная и героическая, и в обществе красивой женщины… Пожалуй, и я бы хотел так умереть.

— Но, наверно, не сейчас. Когда-нибудь в старости и я б хотел, чтоб меня, с клизмой и с капельницей, притащили на баррикаду, и я б там отдал концы… Эх! Немцов считал Украину оплотом свободы. А ты?

— Конечно, и я считаю. Любая страна, которая не боится царя… В которой нет сакрального страха перед властью – какой есть у нас в РФ…

— То есть всякий народ, который ведет себя, как евреи, имеет хорошие перспективы, так?

— Ничего подобного! Нет больших лизоблюдов и адептов царской власти, чем евреи. Евреи всегда принимают форму того государства, в котором они живут.

— Немцов – еврей…

— Да ну что ты, он же наш, русский!

— Ты думаешь?

— Конечно! По характеру более русского человека, чем он, — не было.

— Но он не пил водки.

— Коньяк пил в промышленных количествах. Я сам с ним немало коньяка выпил.

— Но в нем не было русской обреченности, не было мрачности это русской. Безысходности…

— Было в нем это всё.

— Ты настаиваешь на этом?

— Я на этом настаиваю. Это я знаю из опыта личного общения. Мы не были с ним друзьями — я не хочу быть неправильно понятым, я не напрашиваюсь к покойному в друзья. Но мы с ним много общались. Боря, когда неожиданно стал губером (Нижегородской области. — F) в 32 года…

— Еврей при губернаторе – два в одном флаконе.

— Да. Он понял тогда: чтобы выжить в этой аппаратной системе русской, нужно прикидываться глупее, чем ты есть.

— Come on! В смысле: «Кончай! Ты что!»

— И часто ему это хорошо удавалось.

— Это ты про его идею – пересесть на «Волги»?

— Я про его общение с представителями бюрократического класса. Иногда это транслировалось и на людей, не принадлежащим к этому классу. И люди, которые неглубоко анализировали Борю, считали, что он глуповат. Но нет, он не был глуповат. Совершенно! Когда он выпивал первые 150 коньяку, с него эта маска легковесная неумного человека – полностью сползала, он становился самим собой, он высказывался очень глубоко по многим вопросам. В нем, конечно, обреченность была…

Евреи в Кремле

— И вот еще вопрос: мог ли еврей стать президентом (России. — F)? Он верил, что мог. А ты что думаешь?

— Да, мог! Русская политика очень космополитична.

— Я смотрю, ты это просто на себя примеряешь! Вот оно что! И потому уговариваешь себя, что это возможно!

— Что я могу на себя примерять? Я – ничтожество…

— Нет, ты хочешь стать президентом и примеряешь эту ситуацию с еврейством на себя.

— Я хочу стать президентом, безусловно! Но я дожил до того момента, когда я понял, что этого, к сожалению, никогда не случится… Но за мою жизнь физическую я видел трех евреев, которые были кумирами русских патриотов.

— Это Гиркин и еще кто?

— Я про то время, когда Гиркина еще не было. Это другое поколение: Андропов, Примаков и Жириновский. Причем Андропов реально был первым лицом государства, Примаков – вторым, а Жириновский мог бы стать первым. Если б захотел. Но он сам слился.

— Кстати, а как Андропов, инвалид пятой группы, проник в КГБ?

— Смотри. Мать его – Евгения Карловна Файнштейн.

— И это же был ни для кого не секрет.

— Нет. Есть люди, которые ценят мое литературное дарование. Это ты. Один из немногих.

— Не буду этого скрывать.

— Ты опубликовал мой рассказ «Зюльт» в журнале «Медведь». В котором активно обсуждается именно эта тема.

— Ну, я подзабыл тот сюжет. Наверно, потому, что я не так много думаю про евреев — как может показаться человеку, плохо знакомому с украинскими космополитами.

— Я-то про евреев думаю постоянно – как бы от них отделаться. Там, в том рассказе, было про то, что Брежнев реально предотвратил мировую войну. И что он был женат на еврейке.

— У него все больше достоинств обнаруживается с течением времени.

— И вот Андропов становится во главе КГБ по поручению Брежнева.

— Его на это уболтала его еврейская жена.

— Он доверял Андропову — тот же не был кагэбэшником. Он был партийным работником, и должность его была завотделом ЦК КПСС по связям с братскими компартиями.

— Вот где бабки-то пилились! Валюта причём!

— И Брежнев отправил его в КГБ, чтоб тот контролировал спецслужбы и они б не сделали то, что Семичастный сделал с Хрущевым. Так что там с евреями все было отлично. И вот я тебе говорю: в России еврей может прийти к власти. Потому что русский народ – не антисемитский. Он абсолютно космополитичен, вот как ты.

— Я народ по этой шкале не замерял, но доверяю твоему глазомеру.

— Антисемитизм в России – это такое элитное развлечение. А в народе реально его нет.

— А погромы, а черносотенцы?

— Это все было на Украине. Вот там антисемитизм есть! Уже по этому критерию Украина — не Россия.

— Оставлю это утверждение на твоей совести.

— Но вот я дожил до того дня, когда евреи захватили ВСЮ власть на Украине. Не знаю, является ли Порошенко Вальцманом, как говорят некоторые. Сам я ничего еврейского в нем не видел. Но то, что премьер и спикер еврейского происхождения, – это очевидно.

— Это хорошо или плохо? Не могу тебя понять. Объясни.

— Мне как еврею – хорошо. Это доказывает, что евреи проникли везде.

— А нам это хорошо или нет?

— Нам – это кому?

— Гоям.

— Конечно. Плохо, когда евреи тайно правят миром! Тогда с них взятки гладки. А когда евреи правят миром явно, им можно предъявить что-нибудь. Так что гои должны быть заинтересованы в том, чтоб формальное соответствовало фактическому. Чтоб можно было спросить: «Вы что там направили?» А то ж если тайно – то им ничего не предъявишь. Выставят фронтменами лохов каких-то, а сами правят тайно и выгодоприобретают. Творят полный беспредел, а отвечают другие.

— А в Кремле слишком много гоев, и потому получается какая-то херня…

— Не, там много довольно евреев. Половину там составляют евреи и геи.

— Это разные множества или..?

— Иногда совпадающие.

— Так вот кто нами руководит… Голубые евреи!

— Они, собственно, и организовали эту кампанию по запрету пропаганды гомосексуализма. Чтобы ограничить конкуренцию. Если геями будут все – то все и пойдут в Кремль работать.

— А Кремль-то не резиновый.

— Не резиновый абсолютно…

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks