Софья Сапега: «в ночь перед вылетом из Афин Роме приснился сон, что мы приземляемся в Минске…»

9 июня, 2021 10:08 дп

MayDay

Семья задержанной в Минске россиянки Софьи Сапеги получила первые два письма от дочери из СИЗО КГБ Беларуси. Софья просит не винить в случившемся своего друга, бывшего главреда телеграм-канала Nexta Романа Протасевича. 23 мая Сапегу и Протасевича задержали в аэропорту Минска после того, как белорусские власти посадили самолет Ryanair, на котором пара летела из Афин в Вильнюс.

Письма были написаны 1 и 3 июня. Русская служба Би-би-си публикует фрагменты писем с разрешения матери Софьи Анны Дудич.

В письмах Сапега описывает жизнь в следственном изоляторе.

«Единственный страх, терзающий меня, — это страх отстать. Отстать от жизни, она ведь такая нестатичная. Боюсь выйти никем и абсолютно ненужной обществу. Страшно, что так и не защитила диссертацию. Сегодня третье число, день, когда я должна была утром защитить магистерскую диссертацию, а вечером отправиться с Ромой в ресторан, пить шампанское, кушать пасту, встречать лето, целоваться и любить, — пишет Софья. — Однако вышло все несколько иначе. Вместо этого утром я позавтракала кашей, потренировалась, а вечером выпила чай с печеньем. Одна. Не было защиты, не было Ромы, ресторана и холодного шампанского. Не было праздника и любви. Но зато был чай. Об этом очень горько думать, но кажется, в жизни еще много всего случится, а я это пропущу. Мне не хотелось об этом писать, но поделиться мне не с кем и я не удержалась. Простите».
«Я никогда не верила в вещие сны и прочее. Но… в ночь перед вылетом из Афин Роме приснился сон, что мы приземляемся в Минске. Он раньше говорил, что ему снятся вещие сны. Жаль только, что это был один из них. Прошу, не стоит винить Рому в том, что все так вышло. Он оберегал и заботился обо мне как умел. Это можно назвать любовью. Дальше все будет развиваться нелегко, но надеюсь, пройдет этот путь достойно», — продолжает в своем письме Софья.

«Сегодня вечером я получила два ваших письма, — рассказывает Софья Сапега. — Признаться честно, это был первый раз за все время, когда я заплакала. Я не плачу здесь. В первые сутки я познакомилась с девушкой, она тогда в прямом смысле не дала мне замерзнуть. Также она мне сказала, что я на всю жизнь запомню первое письмо. И была права — я запомню каждую строчку, каждое предложение. Я запомню это чувство».

«Что касается меня, то я держусь, очень много читаю, постоянно читаю. Только что дочитала «Тревожное счастье» Ивана Шамякина. 600 стр. за три дня. Приседаю сто раз утром, сначала пресс и прочее. Пишу дневник. Теперь наконец на такие вещи времени у меня достаточно. Я справляюсь», — заключает Сапега.