Собор

Апрель 16, 2019 7:00 дп

MayDay

Альфред Кох:

Сгорел Нотр Дам де Пари. Не знаю как у вас, а у меня, помимо очевидного чувства горечи, есть ощущение конца какого-то этапа если не в истории человечества, то, по крайней мере, Европы. И начало какой-то новой, неведомой жизни.

Я сейчас, в канун Пасхи, нахожусь в Гранаде. Здесь 527 лет назад пал последний оплот мусульман в Испании. Реконкиста победила. Христианство восторжествовало по всей Западной Европе.

Знаю, знаю: запылали костры инквизиции, насильно высылали евреев и т.д. Кошмар и мракобесие.

Но сейчас по улицам Гранады торжественная процессия несет статую Христа и экзальтированная толпа прихожан под душераздирающую музыку вносит ее в огромный кафедральный собор, построенный на месте арабской мечети…

А в это время в Париже догорает Собор Парижской Богоматери….

Не ставлю никаких оценок и ничего толком и сказать-то не могу. Тем более, что я — протестант.

Но есть в этом какая-то зловещая символика. Разве нет?

Vladimir Genin:

Башни вроде бы спасены.
Notre-Dames Haupttürme sind wahrscheinlich gerettet

Диляра Тасбулатова поделилась

Людмила Лунина:

Восстановят. Здание может сгореть, но ремесло не пропьешь. Во Франции тысячи мастерских, часто семейных, существующих не одно даже столетие.

Сколько раз я наблюдала, всегда было ощущение чуда. Кузница с газовыми печами: у печи в черном резиновом фартуке стоит мастер лет 50, вокруг него пять учеников в возрасте 20-ти. По стенам – планшеты с сотнями вариантов дверных ручек и щеколд с века примерно XII. Учебные пособия.

А дети, «доводящие» до ума кудри на копиях мраморных скульптур из Версаля?! Фигуры вырезали американскими станками, предварительно отсканировав оригиналы, но финиши – вручную.

А витражная мастерская «Дюшма»?! Две сестры-владелицы. Они делали купол самого большого казино в Монако. «Дедушка, — говорят, — выиграл тендер еще в 1950-е, проект долго откладывали, мы в результате и сделали».

Compagnons du Devoir, компаниаж — средневековая система подготовки ремесленников. Ей 900 лет. Принимают детей после школы, и лет пять перемещают их по всей стране, по разным мастерским, передают навыки. До недавнего времени принимали только мальчиков. Мне рассказывали (возможно, апокрифы), что ассоциация этих мастерских выигрывает все тендеры на реставрацию, им нет равных.

И во Франции реставрация же настоящая, а не распилы как у нас. У них своя профессиональная гордость, запредельно высокие стандарты, чувство стиля и вкуса.

Всем, кто оплакивает Нотр Дам, вешаю фотографии из школы Буля, где готовят ремесленников.

Михаил Аркадьев:
«Всё не так плохо»
Мэр Парижа Анна Идальго говорит, что в крыше собора большая дыра на том месте, где был шпиль, но алтарь сохранился, и всё не так плохо, как она опасалась.

Корреспондентка газеты Le Monde публикует у себя в «Твиттере» фотографии интерьера сгоревшего собора.

Как французская революция собиралась уничтожить собор Парижской Богоматери. «В ходе Французской революции одним из первых декретов Робеспьера было объявлено, что если парижане не хотят, чтобы «твердыня мракобесия была снесена», то они должны уплатить Конвенту мзду «на нужды всех революций, какие ещё произойдут с нашей помощью в других странах». Собор был объявлен Храмом Разума. В июле 1793 года Конвент объявил, что «все эмблемы всех царств должны быть стёрты с лица земли», и Робеспьер лично распорядился обезглавить «каменных королей, украшающих церкви».

«Деньги были собраны, но якобинцы не сдержали свое обещание до конца. Колокола собора были переплавлены в пушки, украшения были перелиты в пули. В соборе был оборудован винный склад. И только после термидорианского переворота собор был снова переда церкви. Но он находился в очень плачевном состоянии».

Loading...