«Смерть за царя»

1040

Сидел вчера в Большом театре, на „Лебедином озере“. В глубине директорской ложи, в полутьме, угадывалась седая голова: Григорович приходит, говорят, инкогнито на свои балеты и уходит незадолго до занавеса. Saltanat Shalakhmetova – страстная балетоманка, я её страсти не разделяю, но вчера, кажется, максимально приблизился к пониманию.

Отчего-то вспоминалось читанное у разных авторов про Большой. Что „Жизнь за царя“ Глинки предполагалось назвать сначала „Смерть за царя“, на переименовании настоял сам царь, сказав, что погибшие за самодержца не умирают.

Что Чайковского однажды выгнали из зала на этой же опере: накануне на Александра было неудачное покушение, ходили слухи, что террорист оказался поляком, и антипольские мотивы либретто вызвали у публики патриотический экстаз. На бисы пели „Славься“ два десятка раз, под гром аплодисментов, и на фоне этой ажитации господин, погруженный в чтение нот, казался совершенным фрондером. Его выставили под руки.

Что после революции, когда оперу решили переделать под новым соусом (получился „Иван Сусанин“), по Москве гуляла анонимная острота – новые власти спешно переделывают оперу „Жизнь за царя“ в „Жизнь за Исполнительный комитет Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов“…

 

 

Ловитесь в наши сети:

Google Новости: Mayday

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks

Загрузка...