926d87e67b0f4c3647b15a7c470400fd.mp4

Ольга Роева:

Графиня была в последнем приступе счастья. Она ждала любви и была готова на всех.

До очередного свидания осталось несколько метров.

Её платье, вручную отделанное чешуёй рыб, приятно шуршало и блестело так, что вороны падали с деревьев от зависти, а бродячие коты разбились по парам и шли на приятный шлейф аромата.

— Серёжа, чудится мне, или старой севрюгой от меня несёт? – тихо спросила Графиня кота, висящего на шее в качестве мехового украшения.

— То не от тебя, а от платья. Если полюбит – вытерпит. Таких как он, у нас вона какая очередь. Ты ему так сразу и соври.

— Ай, не щекочи усами, — засмеялась Графиня. Она была уже сильно пьяна, поэтому не грустила.

Кое–как молодая дошла до рюмочной, где была назначена встреча. Окосевшим глазом оценила обстановку:  сидящих соперниц, одиноко обедающих мужчин. После некоторых шатаний, выбрала самую выгодную диспозицию. В углу, где почти не было света и стоял траурный рояль.

— Ну-ка, Серёжа, подсядь на ухажёрское место. Носа моего, монстра, оттудова не видно? — и Графиня поправила свою парадную белую вуаль так, чтобы крупный самоцвет лёг ровно посередине, закрывая продолговатый член лица.

— Не видать. Ты только в профиль к нему не оборачивайся, а то подумает, что выпил лишнего. Чтобы за Бабу-Ягу тебя случайно не принял, — протянул кот и опять прыгнул на шею хозяйке.

— Плохо шутишь сегодня. Повешу я тебя, Серёжа…

Графиня хоть и была пьяна, но относилась к себе с предельной трезвостью. Она знала, насколько внушительна сила её красоты и обаяния. Хотя ценили и понимали это не все. Больше всего Графиня гордилась своей родословной. Появившись на свет путём наложения человека обычного на человека пьяного, Графиня выросла незаурядной, широкой во всех смыслах женщиной.

— Хоть бы не дурак пришёл. А то там, на картинке–то в интернете мозги детально не прорисованы. Сразу не поймёшь. Может, и дефектный какой…

Графиня понимала, что размер не имеет значения. Но всё же хотела найти себе принца, равного по уму. С другой стороны, она считала, что быть умнее  – уже нездоровая и неприятная  аномалия.

Также она хорошо знала, что следует внимательно относиться и  к внешности мужчины. Волосы в носу, даже аккуратно заплетённые в косу, вертикальный рот, а также губы, сжатые в нитку, ясно предупреждают, создавать семью с собеседником  не стоит. Графиня унаследовала эти знания от  своей бабки–ведуньи и до сих пор успешно внедряла их в жизнь.

— Идёт, идёт! Жених припёрся! — пихнул Графиню кот.

— Ни хрена себе мне… Галлюцинирую я, или оно взаправду ростом не выше курицы? — прошептала ошеломлённая Графиня, но всё равно вывалила грудь на стол.

— Спрячь, дура, спрячь! – тараторил на ухо кот.  —  Он от таких убежит!  У добрых–то людей сразу столько не бывает. Чтобы по 4-ому размеру с обоих двух сторон. Подумает, что от нечистого…

Кот не договорил. За стол присел невысокий и уже немолодой человек в черном вытянутом свитере до колен. Графиня захохотала, и с грохотом закинула ногу на ногу.

— На дурака похож. Но вроде не он, — тихо заметил  Серёжа.

— Вы профэссор? Или у вас только видимость? — томно начала знакомство Графиня, замахав рукой вместо веера.

— Гена. Кандидат философских наук. Пока сижу дома, отдыхаю, пишу книгу, — коротко и испуганно сообщил о себе  кавалер и украдкой  посмотрел  сквозь вуаль, пытаясь угадать лицо невесты.

— То ись, безработный он. Уходим. Не нашей породы самец, — шепнул кот и вкрадчиво прибавил, — а то ить и не самец совсем, а наоборот. Так, для видимости по бабам ходит. Они голубые — все хитрые. Спроси его, мотоциклу водить умеет, или жигули оседлать смогёт? — не мог угомониться Серёжа.

— Да, цыц! Встать! Поправиться! Издохнуть на время! – не выдержала Графиня.

Мужчина уже  осматривал помещение на предмет пожарных выходов.

На фотографии, которую ему прислали для ознакомления и предварительных ласк, Графиня выглядела миниатюрной, нежной и чуть пристыженной девушкой. А сейчас он смотрел на неё с ужасом, страшась её размеров и души.

Графиня расценила поведение жениха, как «влюбленный ступор». Она ликовала, и, как обычно в такие минуты, была настроена на самовосхваление и разговоры о себе.

— Я тоже в некотором смысле кончала в одной философической школе, — смеялась она, понемногу приподнимая вуаль, чтобы не напугать сразу. – Европу люблю. У их там свободно, пахнет везде шампунью, убрано. «Модернизация», «колонизация», «кунилингус» – всё лучшее оттуда везём. Своего ничего нет. Согласны вы,  или какое-то другое мнение думаете там у себя в башке? — с угрозой спросила Графиня, опрокинув рюмку клюквенной.

Мужчина окончательно впал  в катотонический ступор. Спустя минуту начал машинально и незаметно отодвигаться от новой подруги всё дальше. Но пьяная любовь поймала его прямо за руку.

— Куда это? Позвольте, Граф! А когда же вы начнёте швырять на меня деньги? Я готова! Будьте моею владыкою!

Тут молодая откинула вуаль, что-то проверила сзади, и с криком «Серёжа, распрями мне парик до пупа!», взяла в обе руки по рюмке, чокнулась ими, закусила огурчиком и уже хотела также залпом  опрокинуть на себя жениха. Но произошло что-то неладное.

А именно, ревнивый кот вдруг омерзительно улыбнулся испуганному Геннадию, раскрыл блестящие от злости глаза, растопырил лапы с когтями и пригрозил кулаком.

— Господи, кот!  Почему ералаш? Что за?! Охрана! — с трудом подбирая слова выкрикнул жених, доставая кошелек, и стараясь, как можно быстрее расплатиться за это свидание.

— Красавец! Левиафан! Куда же Вы? —  протянула к нему руки Графиня.

— Серёжа, держи негодяя! Дери его! Исполосуй! Сердце его сюда! – через секунду визжала взбешенная Графиня, указывая пальцем на приговорённого жениха.

Решили бежать, пока Графиня не упадёт. То есть, до ближайшей остановки. Платье было порвано, вуаль потерялась, парик перекрутился и висел под носом свалявшейся бородой.

— А жених-то хитрый,  зараза! Кустами убёг, через парк!

Серёжа демонстративно схватился за сердце и остервенело поглядел в даль. Где-то в ней прятался и дышал страхом Геннадий. Одновременно кот гладил по голове ревущую от отчаяния Графиню.

Как всякая нежная женщина, после приступа злости и истерики, она пустилась в причитания и слёзы. Через мгновение она  достала из грудных закромов бутылочку коньяка, уселась на парапет и, пугая прохожих, громко взвыла.

— Графинюшка, пойдём домой. Пойдём, милая, ну что ты? Мужик не водка, кончиться не может… – ласково шептал кот.

— Идите, тятя. А я побуду, поумираю немного тут… Вы мне из-за границы бантик-то тот привезите и мармелада ведро. А я за то маме про настойку за печкой не проболтаюсь, — уже вовсю бредила Графиня, продолжая запивать горе.

Кот сел рядом и с грустью вздохнул.

Он знал, о ком плачет Хозяйка и назло кому ходит по этим изматывающим свиданиям.

— Дай нам Бог, или какая там сволочь сверху сидит, не ныть о тех, кто нас никогда не полюбит… — прошептал Серёжа, и с укором посмотрел  на Луну.

Он всё еще тайно любил Графиню. А потому тоже выпил, и заплакал с ней в унисон.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks