Silentium!

600

Denis Dragunsky

Шутить о гендере нельзя, и вообще говорить о нём — опасно. Можно ненароком оскорбить практически всех и каждого. О религии тоже лучше не. Так же, как и о политике. Сплошные оскорбления и рознь. О нации, этносе, а тем более расе — ни-ни, это ещё хуже харассмента. Еще хуже — об истории: обязательно окажется, что кого-то реабилитируешь или что-то пересматриваешь. Это сразу статья. О богатых и бедных, о грамотных и неграмотных — обзовут либо леваком, либо буржуем, либо, что страшнее всего, снобом. Во всех случаях — сеющим социальную рознь. Об инвалидах — говорить только с употреблением спецлексики: «люди с особыми потребностями» или просто «особенные люди».

Может быть, надо говорить и писать книги о радости созидания? О политически грамотных инженерах, как в советских романах? Тоже сомнительно: индустрия разрушает окружающую среду, устраивает глобальное потепление и эксплуатирует трудящихся, особенно в Азии и Африке.

Может быть, природа? Ага, разбежался: почти вся классика пейзажно-природной литературы — это литература охотничья. То есть варварская и жестокая.
Остаётся любовь. Но тут же вылезает гендер — и круг замыкается.

Виттгенштейн, ау!