«Штой-то вы тут наскрозь  испечаленные мудохаетесь?..»

1182

Мамин рассказ:

«Сидим с Розулей, грустные такие…
Опять нас обдурили… Тётка, что картошку по домам продавать ходила,взяла одну деньгу, по тем временам большую, сдачи, говорит, нету, сбегаю, говорит, разменяю…

Вот, думаем теперь, что бабушке врать будем…
А тут Танька с расцарапанной щекой с улицы прибегает. И, сходу: «штой-то вы тут наскрозь
испечаленные мудохаетесь?.. Я люблю, чтоб
все навеселее были… Как дядя Вася примерно, когда в колидоре Дуську за жопу поймает!..»

Я тогда Розуле говорю, может, говорю, Таньку совсем во двор не пускать, это ж слушать страшно !..
А интелегентная Розуля мизинчик отставила, и мне: «Лена, Вы что, совсем о^уели? Ей же потом в социуме жить! Разве можно девочку в культурную теплицу замуровать?»

Тут слышим, в коридоре нашей коммунальной теплицы пьяный Попов упал…

Сын его, Валька, на грохот вышел, не снимая с себя аккордеона…
Он его никогда не снимал — по общему телефону
своим девкам блатные песни играл…

Со всеми словами..

Тётя Груня с кастрюлей картошки из кухни вышла, может, говорит, что случилось…
А тут муж на общем полу блюет, сын с аккордеоном на отца смотрит..
Тётя Груня тогда говори: «Ну, чего стоишь, вдарь
ему по голове гармошкой, а то у меня кастрюля
больно горячая, а то бы я сама…»

Тогда-то я и поняла, что Таньке уже никакой социум не будет страшен …»