Семь пунктов про убийство Бабченко

2757

 

Олег Утицин:

 

Давайте всё-таки постараемся понять, что:

  1. Представители спецслужб РФ пытались провести теракт на территории другого государства.
  2. Теракт предотвратили.
  3. Информационный сброс прошёл и для того, чтобы убедить заказчика преступления в совершении преступления и оперативно зафиксировать факт проплаты за совершение теракта. Сравнение этой операции с «убийством» в Красноярске Паши Цветомузыки считаю не вполне корректным
  4. Ту операцию проводили с одной целью — отодвинуть от алюминиевого бизнеса Анатолия Быкова

Чтобы российский элемент номер 13 достался тому, кто нынче под санкции попался.

Не думаю, что у Бабченко с алюминием богато. В этой операции дальше — дело следствия и суда. Тут ждём.

 

5, Тут не ждём — Бабченко больше не журналист, а большё козёл (гуляет такое мнение). Тут считаю нужным напомнить некоторым, что их, из Ъ, к примеру официально, с размещением заметок в газете по этому поводу — якобы увольняли. А на самом деле человек оставался при зарплате, только какое-то время публиковался под псевдонимом, пока конфликт не разряжался, но все оставались живы. Напомню, что журналист теперь — «это слово ругательное и прошу его ко мне не применять». Или, как сказали мне однажды абхазские гаишники — «все хорошие журналисты давно на кладбищах лежат…»!

6. Бабченко — один из населения планеты, которому тоже хочется жить,  и ему есть, что сказать по поводу своей жизни. Не интересно — не слушай.

7. Я, например, тоже не люблю, когда меня убивать хотят. Но я же не навязываю именно вам свою точку зрения…