Платон Беседин

282-ю статью смягчают — скотство в Интернете остается. Излечим ли экстремизм

Президент России Владимир Путин внес в Государственную думу законопроект, который позволит частично декриминализировать 282-ю статью. Ту, что о возбуждении ненависти и экстремизме.

Общественные дискуссии об адекватности данной статьи идут давно. И идут справедливо. Потому что с определенного времени она превратилась в молот ведьм для инакомыслящих, в торжество абсурда и несправедливости. По сути, эта статья может применяться лишь по желанию соответствующих органов. Достаточно занять определенную точку зрения — и усмотреть возбуждение ненависти и разжигание розни можно будет в чем угодно.

Амбивалентность 282-й статьи позволяет в первую очередь властям избавляться от неугодных. Тех, кто высказывается слишком рьяно и слишком много. Второе использование данной статьи, как правило, касается русских людей в России. Не секрет, что ее называют «русской статьей».

В последнее время использование 282-й статьи приняло патологические формы. Достаточно вспомнить отправленную в карцер Евгению Чудновец, репостнувшую ролик с издевательством над ребенком, но сопроводившую его гневным комментарием. Или жителя Барнаула Даниила Маркина, запостившего картинку, на которой герою сериала «Игра престолов» был пририсован нимб. При этом число людей, которых обвиняют по 282-й статье, увеличивается.

Так что Владимир Путин абсолютно прав, внося поправки в данную статью. Но! Насколько они эффективны? Речь идет о том, чтобы уголовная ответственность наступала лишь в случае, когда нарушение повторяется. При этом уменьшаются и штрафы. Однако это не отменяет сути 282-й статьи. Ведь при желании можно обвинить человека в нарушении и дважды, и трижды — ключевое тут «при желании».

Существенным тут видится недавний акцент Верховного суда на том, что главным основанием для привлечения гражданина к уголовной ответственности должны служить личность обвиняемого и «иные сведения, указывающие на общественную опасность деяния, мотив его совершения». То есть важно рассматривать, кто совершает возможное преступление. Если человек просто — по глупости или неосторожности — репостнул тот или иной материал, это не значит, что он возбудитель ненависти или экстремист. Однако когда речь идет о систематической деятельности подобного рода, то это уже совсем иной коленкор.

Меж тем это лишь рекомендация Верховного суда, но не секрет, что судьи на местах не слишком вдаются в детали. Ведь использование 282-й статьи зачастую вытекает из двух причин. Первая — это желание имитировать бурную деятельность, выполнить план. Нужна отчетность? Людей отправляют за решетки. Подобное тупое усердие скромно называют «перегибами на местах». Причина вторая — это своего рода заказуха, когда через 282-ю статью пытаются избавиться от неугодного человека, того, кто слишком много знает или слишком многого хочет.

И в таком случае поправки Владимира Путина тягостное положение смягчают, но не исправляют. Молот ведьм продолжает действовать, пусть он и оборачивается в тряпицу. Так нужна ли эта статья в принципе? А если нужна, то для чего?

Возбуждение ненависти — слишком общая формулировка. Что конкретно подразумевать под этим? 75 процентов случаев, когда в действие вступает 282-я статья, связаны с Интернетом. Речь тут преимущественно о социальных сетях. Человек, к примеру, может репостнуть фото крестного хода с забавной подписью — и получить уголовный срок. В данном аспекте соответствующие органы проявляют образцовое рвение.

Однако странным образом оно не распространяется на другие функции социальных сетей. Достаточно набрать в поисковой строке ключевые слова — и тут же вылезет соответствующее видео, которое не отвечает ни моральным, ни законодательным нормам. А если снять галочку в «безопасный поиск», то видео станет еще более забористым. Любой ребенок может двумя кликами добраться до него и смотреть целыми днями.

Интернет забит и педофилическим, и некрофилическим, и зоофилическим — да каким угодно — порно. Идет ли эффективная борьба против этого? Блокируется ли данный контент с достаточной оперативностью? И регулярно ли привлекаются к ответственности люди, его распространяющие? Не наносит ли подобный контент вред куда больший, нежели тот, за репост которого по 282-й статье дают уголовные сроки?

Ведь никто и ничто не мешает, к примеру, пользователям отравлять социальные сети своими фото и видео — от садомазоутех с детскими куклами до групповых избиений инвалидов. Разжигание чего это? И не стоит ли привлекать к уголовной ответственности подобных персонажей с предельной строгостью?

Аналогичное происходит и с, к примеру, нацистскими группами. В них состоят тысячи человек, и они открыто восхищаются идеями Гитлера и Розенберга. Почему не блокируются данные группы? Или почему неэффективно блокируются группы сатанистов, приводящие подростков к убийствам и самоубийствам? Не является ли это возбуждением ненависти?

Это лишь то, что касается публичного доступа; малая часть, хотя случаев — тысячи, и за каждый из них в былые времена жгли на кострах или отправляли в тюрьмы. А как быть с тем, что происходит в личных сообщениях? Один пример: психопаты регулярно терроризируют зоозащитников, рассылая им краш-видео (это когда животных зверски пытают и убивают на камеру). Есть и группы соответствующей направленности: любой дегенерат может насладиться тем, как котенка заживо варят в кипятке. В Интернете идет открытая торговля снафф- и краш-видео. Не должны ли с этим бороться администрации сайтов и соответствующие службы?

Согласитесь, выстраивается странная картина. Соответствующие органы бегают за людьми, репостящими мемы, но они не столь ретивы и деятельны по отношению к тем, кто занимается куда большими мерзостями. Эти персонажи остаются совершенно безнаказанными. Более того, многие из них бравируют своей мерзкой деятельностью; она пресекается лишь тогда, когда создается общественный резонанс. Оттого подростки с такой охотой не только избивают и унижают других, но и записывают это на видео с последующим его выкладыванием в социальные сети. Таков культ видеодрома.

Но если мы действительно хотим — хотим же? — защитить Россию от возбуждения ненависти, разжигания розни и экстремизма, то действовать необходимо поступательно и масштабно. Однако кого именно необходимо защитить от вредных воздействий? И кого защищают на самом деле?

Защищать надо, безусловно, весь народ, каждого гражданина. Однако на деле защищаются интересы лишь отдельных групп и лиц: как правило, власть имущих, церковников и тому подобных каст. И это проблема не только 282-й статьи. В России давно и настойчиво выстраивается кастовое общество, и под него подстраивается и модулируется государство. Оно блюдет интересы не народа, а отдельных каст. Поэтому 282-я статья превратилась в молот ведьм; она не работает на защиту сознания народа — она функционирует как карательная система для несогласных и вредоносных элементов. И в этом состоит ее убийственное лицемерие, усиленное ретивостью исполнителей и строгостью наказания.

Меж тем действительно отвратительные вещи, коими забиты не только социальные сети, но и федеральные каналы, находятся в открытом доступе. Их не только не запрещают, но, наоборот, активно позиционируют и навязывают. Это обязательное условие существования кастового общества. Интересы низших каст должны быть до оскотинивания примитивными, ограниченными первичными потребностями. Секс, насилие, шмотки, жратва и хи-хи/ха-ха — кушайте, не обляпайтесь. Так уничтожали индейцев и туземцев, огненной водой и дешевыми бусами стимулируя их вырождение. Низшим кастам намеренно дается возможность смотреть садистские ролики в перерывах между очередными прайм-таймовыми разборками. Так низшие касты окончательно превращаются в морлоков. И тут 282-я статья одобрительно молчит.

Смягчить ее — правильно, но куда важнее пересмотреть понимание ненависти и ее генерирования как таковых. Если бьет молот ведьм, то он не может бить избирательно. Если инквизиция, то для всех. Иначе это просто игра в поддавки с великаном, который так или иначе раздавит.

Да, кастовое общество априори не в состоянии учитывать интересы всех граждан, но оно хотя бы должно сделать вид, что пытается. Иначе данное общество будет уничтожено: морлоки пожрут друг друга, а потом доберутся на высшие уровни. Противодействовать этому не смогут ни штрафы, ни уголовные наказания. Ведь в конечном счете ненависть возбуждает не то, что подчас карается сегодня, а в первую очередь социальное расслоение, когда одни совершенно беззащитны, а другие, наоборот, вольны делать что и как им угодно. Уловка 282-й статьи, а это именно что уловка, при определенном запросе трансформирующаяся в удавку, — лишь одно из горьких напоминаний об этом.

Источник

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks