ИНСТИНКТ

— В жизни бывают такие ситуации, когда понимаешь: всё, край! Это твои последние минуты. И тогда просыпается ТАКОЙ инстинкт самосохранения, что только на него вся надежда — сказал мне кишинёвский таксист Степан.
— Это ты к чему? — поинтересовался я. Ехать было далеко, и нужно было чем-то занять время.
— А вот к чему, — сказал Степан и закурил. — Вон, видишь бар справа?
— Вижу, но он, вроде, не работает, там темно, — сказал я.
— Угу, он уже лет шесть не работает, — сказал Степан. — И в тот раз, когда я взял заказ, тоже не работал. Поздно вечером я уже собирался домой, и тут слышу диспетчер объявляет адрес в двух шагах от меня. Ну как не взять? А если ещё и по дороге домой окажется, вообще отлично.

Подъезжаю. Темно. Пусто. Никого. Связываюсь с диспетчерской, мол, что за дела, бар этот мёртвый. А она мне: «Ждите, всё там работает, сейчас выйдут». И правда, через пару минут вышли. Двое, здоровые такие, под два метра ростом, по лицу и манерам — бандиты, сто процентов. Я их сразу вижу. Потом тот, что повыше, сел рядом со мной и говорит: «Щас поедем, лишних вопросов не задавай, вези, куда скажут». Я киваю, а сам краем глаза смотрю на него и вижу шрам через всё лицо — от брови до горла проходит по правой щеке. Ну, всё, думаю, тут уже не до денег, остаться бы в живых.

Едем. Они молчат. Я тоже молчу, сказано же: без вопросов. Они только командуют: тут направо, тут налево, через два квартала развернись, направо, налево… Смотрю, ведут за город. Километров через пять говорят, чтобы свернул на грунтовую дорогу, а там село такое небольшое, три десятка домов. Подъехали к дому за высоким забором. Старший говорит мне: «Сиди тут, никуда не выходи, я сейчас вернусь и поедем дальше». Вышел, а навстречу ему из ворот ещё один бандит, они постояли, что-то тихо перетёрли, потом смотрю, оба идут к машине, и у обоих в руках ножи, довольно большие. Меня уже трясёт, но я молчу. Садятся. Едем дальше. Выбираемся из этого села, выезжаем на трассу. Километра через три старший (ну, тот, что впереди сидит) поворачивается ко мне и спрашивает: «Слышь? У тебя дети есть?» Я говорю: «Есть, двое — мальчик и девочка». А у самого уже руки холодеют. «А они мясо едят?» Тут меня совсем затрясло. Отвечаю: «Да всё они едят. Что принесу домой, то и едят, хоть мясо, хоть фасоль». Он только усмехнулся.

Едем дальше. Ещё через пару километров тот, что сел сзади, стал этого о чём-то спрашивать, и из их разговора я понял, что какой-то мужик задолжал им денег и не отдаёт. Но они узнали, что он сегодня резал кабанчика. И хотят взять мясом. Пусть немного, но хоть что-то! Я понимаю всю абсурдность ситуации, но мне не до смеха совсем, молчу и еду. Добрались до нужного села, наконец. Даже не село, а пара домов на опушке леса. Типа, лесник там живёт, что ли? Темень беспросветная, ночь. Старший говорит мне: «Слышь, отгони тачку к деревьям, чуть подальше и жди нас там. Не вздумай уехать!» Тут второй с заднего сиденья говорит: «Я с ним останусь, всё путём». Эти вылезли и пошли в дом, я отъехал, стою.

Вдруг тот, который остался, говорит: «Мне отлить надо». А ему: «Сейчас, только развернусь…» Развернулись. Он вышел, подошёл с моей стороны, показал, чтобы я опустил стекло, достал огромный нож и говорит: «Слышал, что тебе сказали? Не вздумай уехать!» Я молча киваю. Он отошёл на пару шагов, расстегнул ширинку… И только зажурчало, я в ту же секунду как дал по газам, как рванул оттуда!!! Какие там ямы, кочки, колдобины! Я летел как Феррари!!! Если бы пробил колесо или угодил бы в яму — конец мне. Но повезло. Помог инстинкт самосохранения. Вытянул, спас меня». «Они же могли тебя по номерам пробить!» — сказал я. «Ха! По номерам! Я же все огни выключил, и подсветку номера в том числе! Инстинкт инстинктом, но здравый ум никто не отменял».