Кабмин договорился с нефтяниками, что до конца марта бензин не будет дорожать. Что это нам говорит о сути экономических отношений в стране?

«Консультации провести и доложить», – распорядился глава кабинета Дмитрий Медведев.

«Кризиса нет», – твердо заявил вице-премьер Дмитрий Козак.

Репаблик считает, что уверенная риторика и действия правительства в ответ на непрерывно дорожающее топливо вполне могут убедить обывателя в том, что на самом верху, наконец, осознали всю серьезность ситуации – и исполнены решимости ее исправить.

Как именно? В соответствии с проверенным сценарием.

Нужно в очередной раз объяснить населению, как вообще так вышло. И при этом верно расставить акценты.

Версия президента Путина, высказанная им в начале минувшего лета: «Неточное, мягко говоря, регулирование».

Сегодня ответственность за динамику цен – только с начала года литр АИ-95 подорожал более чем на 5 рублей, или на 12%, что втрое превышает официальную инфляцию – устами главы «Роснефти» Игоря Сечина возложена на «монопольные структуры» независимых АЗС, а правительством – на жадных до спекуляций биржевых трейдеров. То есть, в сущности, на дикий рынок, неподконтрольный государству малый и средний бизнес.

В то время как разумная ценовая политика отличает в этой стране вертикально-интегрированные компании. То есть крупные государственные и частные нефтяные холдинги, знающие цену социальной ответственности («Мы – нефтегазовая держава, [и] они тоже граждане нашей страны, национальные компании», – поясняет Козак).

Следующий шаг – замораживание розничных цен на нефтепродукты. Россия не Америка, где аналогичное решение президента Никсона в начале 1970-х спровоцировало почти советские очереди к заправкам. Подписывая на совещании у Козака в понедельник соглашение о мерах по стабилизации цен на моторное топливо, «Роснефть», «Газпромнефть», «Лукойл» и другие крупные нефтяники едва ли испытывали сильное беспокойство за судьбу рынка.

Конечно, подобные меры являются чрезвычайными и потенциально взрывоопасными.

Так, экономист Сергей Алексашенко в своей последней книге относит попытки заморозки цен к рискам «экономических потрясений, ведущих к смене политического режима» – ни много ни мало.

Но, во-первых, такое уже происходило – о заморозке цен на бензин правительство договорилось с нефтяниками еще в июне (к тому же три года назад метод опробовали на продовольственной рознице, и, казалось бы, все живы). А во-вторых, в российском нефтяном бизнесе, многократно доказывавшем способность справляться с более серьезными бедами, все готовы мириться с временными изменениями правил игры.

Или не все?

Курс правительства на ⁠ручное ⁠регулирование цен не замедлил продемонстрировать побочные эффекты – скрытые ⁠наценки на бензин и дизельное топливо для ⁠корпоративных клиентов, в частности, грузоперевозчиков и ритейлеров, уже пригрозивших заложить издержки в цену ⁠своих услуг. Нефтяники соблюдают соглашение лишь формально, перекладывая убытки ⁠на контрагентов. То есть косвенно на всю ⁠прочую экономику. Об этом, в частности, заявляют в Российском топливном союзе: «Для всех россиян в итоге вырастут цены на все товары».

Сбои отчетливо видны и на оптовом рынке, где возросшие цены и измененный порядок отгрузки топлива нефтяными компаниями не сулят независимой рознице (а это 15 тысяч заправок, 60% от их общего количества в стране) ничего, кроме перспектив скорого банкротства.

«Ситуация критическая, счет времени идет на часы, уже сегодня в большинстве регионов страны независимые АЗС начали закрываться!» – говорится в сообщении «Независимого топливного союза» (НТП). «Если стране не нужны независимые АЗС, пусть правительство формирует программу их выкупа», – заявил на неделе глава ассоциации Павел Баженов, выступая в Торгово-промышленной палате.

Эти слова в «Роснефти» посчитали «криком отчаяния» и выразили недоумение: зачем «нам нужно покупать чужой убыточный бизнес»? Вопрос: что делает его убыточным?

Игорь Сечин вполне в духе Марии-Антуанетты предложил независимым конкурентам лучше развивать допуслуги. Например, активнее продавать кофе, приносящий заправкам самой «Роснефти» до 1% выручки (госкомпания открывает на площадях своих АЗС целые кофейни). Но кофе, мойки или мини-маркеты вряд ли помогут независимым заправкам удержать свой бизнес на плаву в условиях рынка, где поставки, выражаясь языком ФАС, контролируют «коллективно доминирующие компании» – лидеры нефтедобычи и переработки, диктующие цены.

Теоретически поддержку независимой рознице могла бы оказать щадящая налоговая политика государства, но, как

отмечают в НТП, «налоговый маневр в нефтегазовой отрасли проводится вовсе не в интересах отрасли, а только ради наполнения бюджета: современная экономика России – это экономика бюджета».

Отраслевой кризис, экстренно локализуемый правительством, таким образом, освежает старую дискуссию о смысле и месте частного, независимого от государства бизнеса в стране. Власть пытается удержать цены, но, судя по всему, преуспевает лишь в заморозке конкуренции и инвестиционного климата.

 

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks