«Сажать за такое можно десятками тысяч, особенно сторонников власти»

1506

Новости либерализации, часть очередная.

Что происходит на практике, когда государство, напуганное общественным возмущением, говорит про «либерализацию законодательства»?

Правильно, ̶нае…лово ужесточение.

К сожалению, это не досужие рассуждения. 19-летний Михаил Герасимов из Нижнего Новгорода стал жертвой ровно такого подхода. Его решили привлечь за «призывы к террористической деятельности» за комментарии трехлетней давности ВКонтакте.

Еще раз: терроризм в комментариях, мать его, ВКонтакте.

Мы ознакомились частично с материалами дела и комментариями Михаила, о которых идет речь в уголовном деле. Нельзя сказать, что они представляют из себя особенно приятное и совсем безвинное чтиво. Нельзя сказать, что они чем-то содержательно отличаются от комментариев в паблике «Раши Тудей», РЕН-ТВ или постов провластных телеграм-ротожопов. Стилистика, в общем, одна и та же. Сажать за такое можно, натурально, десятками тысяч, особенно сторонников власти.

К сожалению, в России решение о том, что является «террористической» или «экстремистской» деятельностью, принимают следователь и его карманный эксперт. Точно так же произошло и в случае Михаила. Смешно другое. Если применить к его комментариям положения Пленума ВС РФ в отношении ст. 282, дело никак не получается. Общественная значимость комментариев трехлетней давности — примерно никакая, охват — примерно такой же. Но стоит поменять традиционную ст. 282 на ст. 205 — и готово! И звучит грознее: тираризьмус, видите ли.

Напомним, мы говорили с самого начала: частичная декриминализация ст. 282 не решит проблем с посадками за слова. Законодатель вручил «правоохранительным органам» широчайший арсенал для наказания кого угодно за что угодно: и ст. 280 «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности», которая содержательно мало чем отличается от популярной ст. 282, и ст. 148 «Оскорбления чувств верующих». и та самая ст. 205.2 — так называемые «публичные призывы к осуществлению террористической деятельности». К сожалению, есть все основания полагать, что вместо «экстремистских» дел мы получим такие же, но с обвинением в «терроризме».

Так что позвольте вам напомнить три очевидные истины (в очередной раз):

1) Никакие слова, даже довольно отвратительные, не могут являться преступлением. Уж тем более террористической направленности.
2) Люди, которые гоняются за «словесными преступниками», дают фору и упускают всамделишных террористов. Кровь пострадавших от реального экстремизма и терроризма — на их руках. Персонально. Это не метафора и не преувеличение, это так и есть на самом деле.
3) Настоящий терроризм — это не каментики ВКонтакте. Это фабрикация вот таких уголовных дел. Так что все, кто сочинял и сочиняет такие «уголовные дела», в Прекрасной России будущего будут отправлены на скамью подсудимых. Терроризм в погонах и с использованием служебного положения — тоже терроризм.

PS. Удаляйтесь из ВК. Другой реальной возможности обезопасить себя от наказаний «за слова», хотя бы частично, пока что нет.

Ты сядешь за лайк.