«Самураю ничего уже не мило…»

2522

Denis Dragunsky:

КОЩУНСТВЕННОЕ. ПИСЬМА КИОТСКОМУ ПРИЯТЕЛЮ

Нынче холодно. Гарпунщик босоногий,
Посиневший от стояния в прибое,
Мне принес угрей, ракушек и миноги,
Я же кисточкой беседую с тобою.

Если в мидии нацедишь сок от груши,
И потом в золе вишневой разогреешь,
Аромат и вкус получится не хуже,
Чем сокровище тридцатилетней гейши.

Трёх бродяг позавчера на полустанке
Я в капусту изрубил, но ненароком.
Сочинил об этом неплохие танка
И одно весьма посредственное хокку.

Меч затуплен, кисть линяет, а чернила
Жидки, словно их разбавили китайцы.
Самураю ничего уже не мило,
Разве ниндзю изловить, отрезать яйца.

Как в столице? Как там сёгун, как микадо?
Все никак не могут поделить налоги?
У соседской поварихи контур зада
Интересней, чем у дам придворных многих.

Мне один быков погонщик, старый айну,
Рассказал, что сделал некий вывод главный:
Никакого смысла нету в жизни стайной!
Взгляд, конечно, очень дзенский, но забавный.

Приезжай, попьем сакэ, закусим рыбкой,
Пофехтуем на закате над обрывом.
Коль сорвешься – провожу тебя с улыбкой.
Коли я сорвусь – возьми в подвале пива.

Думаю, оно уже сбродило.
Время собирать и время тратить.
Выпей и богам возлей, мудила:
Там немного, но на похороны хватит.