«Самое главное, что нужно сделать, чтобы добиться сверхбыстрого роста экономики России…»

663

Все, что с нами происходит — от того,что у нас в головах — у первых лиц, у госаппарата, у «населения» — у нас с вами. От «моделей» личного / группового / массового поведения.

Если это экономическая война, то странная. Нам снова на 3 – 5 лет подарен валютный рычаг, чтобы перевернуть не мир – а собственную бедность. Чтобы сделать «полный вперед» к уничтожению технологических разрывов между Россией и Западом, нами и азиатскими тиграми! В такие времена команда директора — госаппарат — должен быть полон скорости, шума и ярости.

А он полон этим? Он рвется вперед, как «коллективный человек»? Не Сидоров или Петров, не отдельный человек, а вся группа, ведущая себя как целое. Мы называем ее «они», «номенклатура», «элита». Есть ли у нее затверженные за четверть века модели поведения, мешающие росту?

Да, есть. Первая – резервирование, которому молимся, запасаем деньги на черный день, когда неминуемо придет кризис. Через налоги, изъятие ликвидности, внебюджетные фонды, валютные резервы, золотой запас, требования к резервам у банков. Через очень низкий госдолг. Как бы чего не вышло, не остаться с пустым кошельком. Оно, конечно, так, но корпорация «Россия», как и любой другой бизнес, не может быстро расти, если резервы – избыточны, если заработанное выводится с перебором в запас. И вкладывается не в себя, а в конкурента. Когда бизнес перестраховывается – он становится мелким. И боязливым, не любящим всё новое.

Вторая «модель» – экономика поручений. Жизнь по ним, а не по существу. Государственный аппарат заваливается поручениями, он бесконечно стремится дать вовремя ответ на поставленный вопрос, а эти вопросы заполняют столы бумажными холмами. Размеры неисполнения – десятки процентов, стресс день ото дня в гонке – дать ответ. И будущее, темпы, модернизация – часто скрыто под войлоком входящих номеров, на каждый из которых должен быть исходящий.

Третья «модель»: стимулы, льготы – это вычет из доходов государства, в них – вред. Главная функция – фискальная, изъятия. Вы думаете, что в основе экономики –человек действующий? Нет, лицо, нарушающее заведенный порядок. Жизнь – это надзор, регулирование, приведение к нормам всех тех, кто «внизу». Тех, кто вечно нарушает, выводит деньги, обходит закон, не платит налоги, лениво озирает окрестности, пытаясь тихо, в сумерках забрать свой кусок. Россиян нужно жестко регулировать, спрашивать с них всё больше отчетности, подкармливать, чтобы не волновались, и подвергать оптимизации – этой философии номенклатурного класса уже четверть века.

Из этого складывается не государство стимулов, а, скорее, наказаний, в котором объемы Уголовного кодекса и Кодекса об административных правонарушениях выросли почти в три раза с момента их принятия. Расцветают вертикали, укрупняются и упрощаются активы. Нет многоцветья. Даже в университетах, в лекционных залах расцветают объективы камер, чтобы вели себя примерно, делали, что должно, и, самое главное – ни-ни.

Но корпорация «Россия» не может быть только казенным, бюджетным учреждением. В ней должен быть живой бульон идей, мечтаний, непослушаний, и, самое главное, множество пряников для всех тех, кто готов действовать на скорости. Быть «впереди планеты всей» — не только по указанию свыше, а в силу агрессивной, в самом лучшем смысле, природы российского бизнеса. Главным клиентом корпорации «Россия» должны быть мы сами, а не государство. Только так можно создать сверхбыстрый рост.

Но картина другая. Не менее 85% россиян хотят, чтобы государства было еще больше в экономике (Институт социологии РАН). Те же 85% населения считают, что удовлетворены полностью или в основном своей жизнью (Финуниверситет при Правительстве РФ). Хотя средние доходы на семью очень низки. Те, кто живут под вертикалями, не любят изменений.

Как же трудно двигаться, когда всё больше нашим общим (не госаппарата), массовым поведением становятся мемы. «На наш век хватит, всё у нас есть». «Не жили хорошо, не стоит и начинать». «Государство нам должно». «Все купим в Китае, сами хуже сделаем». «Отнять и наказать». Странным образом с этим соединяются «мы – особые», «мы несем благую весть».

Да, мы – особые, но если не поставим в центр вселенной самодвижущегося человека, то обязательно проиграем. Да, мы несем благую весть, но в том, что, если народ сам, в своем сердце не решит «перевернуться» — добиться качества жизни хотя бы как в Чехии, то мы проиграем, как ни хорохорься.

Кто-то должен, наконец, сказать, что изменения психологии массового поведения – лидерства, госаппарата, нас с вами — может быть самое главное, что нужно сделать, чтобы добиться сверхбыстрого роста экономики России.

Это еще раз о том, о чем мы будем говорить на моем спектакле 5 июня http://communitystage.ru/igra

И это новая колонка в «Российской газете» — https://rg.ru/…/iakov-mirkin-85-rossiian-dovolny-svoej-zhiz…