3DC58ED3-6B6D-4138-9B52-A974754C3B2A_mw1024_s_n

Анатолий Собчак и Владимир Путин. Август 1993 года

Мы продолжаем цикл передач, посвященных политикам Ленинграда – Санкт-Петербурга 90-х годов прошлого века. Одна из самых удивительных биографий принадлежит человеку, которого 25 лет назад в этом городе знал каждый.

Александр Щелканов, капитан 1-го ранга, грузчик в магазине «Березка», народный депутат СССР, председатель горисполкома Ленсовета и, наконец, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга двух созывов. Сейчас Александр, удалившись от суеты городской жизни, живет в деревне на Валдае. Там мы с ним и встретились.(полностью на радио Свобода)

…Что же касается Путина, то он вообще не менялся. Он был таким сформирован. Он не был «плохой редиской», ни в коем случае. Как бы ни сопротивлялся мозг, его некий внутренний стержень только и ждал ситуации, когда, наконец, можно будет реализовать накопленный предыдущим воспитанием груз и собственно, восстановить то, благодаря чему он появился. Это Дуче из подворотни. Он очень хотел стать Дуче, понимаете?

С Собчаком сложнее – там, конечно, были бесконечные метания. Достаточно посмотреть его диссертацию, изучить его дореволюционный жизненный период, его взаимоотношения с преподавателями ЛГУ. Метания были. Но я сформировал его образ так: он постоянно рисовал собственный портрет в рамке Петербурга. Рамка была настолько драгоценная, что появление в ней было очень результативно. На съездах он был великолепным оратором ни о чем. Да, Собчак метался и изменялся. А Путин ждал момента.

Собчак метался и изменялся, а Путин ждал момента

Но здесь надо говорить и о третьем моменте, который оказался наиболее важным и для Питера, и для России. Как могло получиться так, что оратор, борец с КГБ с трибуны Съезда буквально обложил себя бывшими или явными сотрудниками КГБ и в первые помощники взял себе тоже гэбиста? Либо он был абсолютно никаким кадровиком и считал, что перевоспитает этого «мальчика» и, более того, изнутри будет знать, что такое органы, а значит, и как с ними бороться. Что получилось из этого «мальчика», мы знаем. А Собчак получился – «нулевой кадровик». Можно ли было с такими способностями руководить политикой государства? Либо этот «мальчик» ему просто был нужен для подпорки, с неким учетом ситуации, которая могла возникнуть в будущем.

–​ Когда разразился скандал с поставкой цветных металлов в обмен на продовольствие, вы уже не были председателем Ленгорисполкома. Что вы можете сказать об этом расследовании, проведенномМариной Салье и Юрием Гладковым?

– Я с глубоким уважением относился к Марине Евгеньевне Салье. Если она что-то говорила, значит, была в этом уверена. О тех претензиях, которые у нее с Юрием Гладковым были к Путину, я знаю. Более того, я пытался отследить, чем же кончатся официальные обращения по поводу расследования этого дела. Никаких серьезных нарушений там в результате официально обнаружено не было.

–​ Известный питерский политолог Владимир Гельман убежден, что Владимир Путин неизбежно будет вынужден начать репрессии для того, чтобы сохранить власть. Вы согласны с таким утверждением?

Действия власти по фабрикации обвинений становятся просто-напросто противоправными

– Прежде всего, здесь надо четко определиться с самим понятием «репрессии». Ведь были репрессии 1937 года, были репрессии 1953 года, а были и репрессии «Болотной», и репрессированные до сих пор остаются в заключении! Действия власти по фабрикации обвинений становятся просто-напросто противоправными. Власть втаскивает жертв в область права и начинает репрессировать. И не случайно после «Болотной» стала заметно сужаться общая активность противостояния населения и оппозиционного движения.

Второй вид репрессий – это участие в действиях против Украины, аннексия Крыма, а сейчас и действия в Сирии. Это репрессии внешнего воздействия. Власть как бы говорит: «Смотрите, что мы можем! И неужели вы думаете, что, если мы наплевали на международное право, то уж у себя-то в стране мы не сможем сделать всё, что захотим?»

Экономическая ситуация будет ухудшаться, а социальная напряженность – расти

Кроме того, я не экономист, но я убежден, что экономическая ситуация будет ухудшаться, а социальная напряженность – расти. И на красивых фразах о необходимости сохранения стабильности, недопущения возникновения гражданской войны будет принято решение очиститься от этих элементов.

–​ А как вам видится: Путин будет бороться за власть до самого конца, ни перед чем не остановится?

– Очень коротко: да! Вернусь к своему определению: Дуче из подворотни. Многолетняя подворотня. Многолетняя забитость, ущемленность, накопленное унижение, злоба. И с другой стороны – уже Дуче. А попробуй от этого откажись! Он не из тех, кто может остаться человеком, гражданином. Он – уже Дуче.

–​ Вы сталкивались с Владимиром Путиным в Ленсовете. Какое впечатление он на вас производил?

Многолетняя забитость, ущемленность, накопленное унижение, злоба. И с другой стороны – уже Дуче

–  Тогда это вызывало у меня огромное чувство опасности. Приведу один случай. В какой-то момент Путин докладывал в Законодательном собрании вместо Собчака, который куда-то уехал. Возникла ситуация, когда депутаты проявили недовольство, пошли возражения, и они стали склоняться к тому, что тот вопрос, с которым вышел Путин, не проходит. Путин у меня на глазах моментально поменялся: остекленели глаза, лицо стало жестким, голос стал другим. С этого момента во мне поселилась большая тревога.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks