Руководство цирка ест по 300 млн в месяц, пока клоуны сосут лапу

16 октября, 2020 10:25 дп

MayDay

Руководство Росгосцирка еще в апреле должно было представить в Минкульт план по оптимизации расходов, включающий некоторые перемены в управленческом штате — ежемесячно на администрирование неработающей всю весну и лето структуры под руководством гендиректора Шемякина уходит 300 млн. рублей.

Естественно, что цирковая «пехота» ничего от этих средств не видит, ведь их заработок зависит от представлений, и если два столичных и один казанский коммерческие цирки начали свою работу (они не входят в структуру Шемякина), то в Росгосцирке считают, что нужно дождаться полного снятия ковид-ограничений, а начинать работу хотя бы в шахматной рассадке пока не стоит.

Что ж, может и не стоит, но в свете разговоров об отмене Президентской ёлки в Кремле на старт циркового сезона едва ли стоит рассчитывать — а это значит, что весь выходящий на сцену персонал структуры окажется без заработков уже на целый год. Зато зам Шемякина Елизавета Гамбург бодро рапортует о каких-то репетициях и подготовке новых постановок, на которые щедро идет государственный рубль: так давайте, товарищ Шемякин, либо делите его на всех, либо сворачивайте эти репетиции в ящик и делайте обещанную оптимизацию, что ли.

Но Шемякин понимает оптимизацию по-своему. Если правительство требовало от Росгосцирка обеспечить уже в 2020 году выхода на самоокупаемость. То Шемякин, восприняв ковид-эпидемию, как манну небесную, продолжает настаивать на увеличении государственных субсидий. Если рассматривать государственные деньги, как источник дохода, то получается вполне себе годный бизнес-план: в 2008 году – 850 тысяч, в 2019-м – 1млн 134 тысячи. Виден уверенный рост. Так что желание Шемякина давать представление лишь своему главному зрителю – Любимовой – вполне оправдано. По крайней мере, финансово.

Есть в работе этой схемы одно слабое звено: необходимо постоянно в отчетах показывать создание всё новых и новых программ. Но Шемякин и его основные помощники придумали верную схему: закрывать программы сразу после того, как они готовы. А вместо них начинать создавать что-то новое. Ярким примером подобного подхода является случай с «Принцем цирка», который был закрыт сразу после начала ковид-карантина. А в его декорациях сейчас начали готовить новую программу – «Русалочку». Ведь на «Принца» за подготовку которого уже отчитались, Минкульт больше не выдаст ни копейки, а на «Русалочку» можно снова получить финпоток.

Эта отчетно-концертная деятельность руководства Росгосцирка начала давать сбой после того, как в Минкульт посыпались письма от частных продюсеров. Главе контролирующего департамента Оксане Косаревой теперь приходится объяснять Ольге Любимовой происхождение столь массового недовольства бездействия своих подопечных из администрации Росгосцирка.

Несколькими годами ранее циркам в регионах дали «свободу»: мол зарабатывайте на собственных программах, нам лишь бы сократить дотации — и больше у нас не просите! Но теперь, когда источник дохода обрезан и цирки стоят «на паркинге», совсем неясно, как Шемякину удается и дальше выбивать деньги из Минкульта — какая-то прямо-таки подпольная и напряженная работа, которой никто не видит, позволяет менеджерам зарабатывать, тогда как все клоуны и звери сосут лапу.

Страна и Народ