2eb07fa9a785b21039177a7a90bba130

от Валерии Байкеевой:

ЖИВАЯ РЕЧЬ

 

Услышано:

— У Дины воспаление речи какое-то… Одни междометия и выдохи……

— С ним уже неприлично стало к подружкам заходить… Он их своей устной речью в ступор вгоняет…

— От и пусть в том ступоре и остаются… Нежные какие!!! Зато он на каждое ёбтвоюмать не меньше дюжины синонимов знает… А некоторые из твоих курей даже не идентифицируют слово «синоним»…

ЖР

Сын подруги привёл девушку знакомиться. Сидим на веранде, пьём чай.

Девушка спорная: пирсинг, татуировки… В общем, негодная девка на наш просвещённый и умудрённый взгляд…

Тем более, молчит и в стол пялится…

Муж подруги, известный искусствовед, с именем, уже забил на гостью, завёлся про Лютниста Караваджо, и умничает вовсю:
- Там ещё ноты на картине читаются… Это… это… это… это… это…
Девушка едва слышно:
- Басовая партия мадригала Якоба Аркадельта… 


Пиздец, что с нами стало…

Я такого сама перед собой стыда за внутреннее глумление над непохожей на нас девочкой просто не испытывала!!!

Остальные тоже…

Оказалось, она изучает и исполняет на струнных старинную музыку…

Они женаты уже три года… Сейчас на гастролях в Голландии…

ЖР

Сидим на даче у подруги. Она безутешно рыдает: бросил горячо любимый человек… Перед тем ещё и в глаз ей заехал…

Причём, это уже второй раз они расстались… Когда был первый мордобой и расставание, мы ей все объясняли: больше не возвращайся к нему!!! Нельзя!!! Он — говнюк, хам и урод!!! Реально!!!

Вот и сидим с ней теперь, отливаем горе…

Мы засели на веранде. Её младший брат, лет 11-ти, с приятелем тусуются во дворе.

У стены сарая — грабли. Брат прошёл мимо. Вернулся. Присматривается к граблям… и НАСТУПАЕТ!!! 
Есессно, хороший удар в лоб… Брат с тихим: аааа, садится на жопу, трёт шишак… 
Мы это видим… 
И вдруг подруга начинает ржать… Ржать так, как давно не ржала… 
Люблю я своих подруг: очень они у меня достойные девки, и очень сообразительные, бля…

 

ЖР

В мастерской друга-стилиста. У него новый друг, грассирующий хлюст, вечно жрущий какое-то говно…

Я шарюсь по мастерской, между развешанными нарядами, столами, заваленными тканями, шляпами, перьями…

Вижу роскошную креповую шляпу с пером и огромный воротник из чёрных кружев…

Верчусь перед зеркалом, в чёрном, роскошном воротнике и матово-чёрной, умопомрачительной шляпе… поддуваю перо, падающее на лицо…

Мимо чапает друг друга, с чашкой чаю и чебуреком, воняющим маслом. 
На мгновение останавливается, грассирует:


— Блядь! Рождена, чтобы быть вдовой!

ЖР

Мои прабабушки…….. Дивные женщины…… В начале прошлого века, как русские аристократки, снимались моделями в доме Таманго Ди Леонард…

Вы всегда со мной… Красавица Лёля, лебединая шея… Королева стиля Варя… Сёстры Мордовцевы… Земля вам шёлком, родные…

Я не успела многому у них научиться, но кое-что запомнила и усвоила…

Варя приехала в Россию из эмиграции навестить родных, когда мне стукнуло 15-ть. И я, не смотря на все старания местных женщин семьи, была типичнным продуктом эпохи… Любила всё, что принято любить девочкам советского двора… И только Варе удалось пробить в этой кондовой скорлупе брешь…

Наряжаюсь на гульки. Пялю на себя у фарцы взятый за бешеные бабки батник с огромной надписью на спине… Что за надпись — не помню, но какого-то модного по нашему мнению производителя… Наимоднейшего, бля…

Варя смотрит испытующе. Я дуюсь, чуть не пукаю, молчу. Не выдерживаю:

— Что?! Что?!!! Что?!!! Это очень модно!!!

— Запоминай, повторять не стану: если по одежде СРАЗУ видно, кто её произвёл, это — или дурной вкус, или русский…

Я, модная девка, в коротком платье с огромными пуговицами. И снова ЭТОТ взгляд. Я опять дуюсь, шиплю, но УЖЕ расстроено:

— Сама ж говорила: такие пуговицы — модные!!!

Варя уже переодевается на прогулку… И вот она вышла…

МАМАДОРОГАЯ!!!! На ней было платье — клубник, тёмно-синей тончайшей шерсти с шёлком, двубортное, с позолоченными пуговицами с якорьками и тончайшего кружева белоснежным платочком в прорезном карманчике на левой стороне груди… Я реально по сей день ищу такое и не нахожу…

Варя, спокойно:

— А я вот всегда люблю замыкать шествие за модой…

Блядь!!! Я всю жизнь буду ЭТО помнить… И стараться замыкать… По мере сил, стиля и вкуса………...

ЖР

ПИтер. Центр — Рубинштейна… Двор… Мусорные баки…

У баков два бомжа прикидывают каждый на себя вещички, заботливо сложенные в старую сумку кем-то сердобольным, и оставленные у баков…

Тот, что помоложе пялит на себя сетчатую майку. Старший, критически его оглядев, строго говорит:

— Нет!!! Это сними!!!

— Чего это?
- Ты в ней похож на пи… на сексуальное меньшинство!!!
О!!! Питер!!! Люблю тебя!!!

 

ЖР

В кафе пацану лет 4-х крепко достаётся от матери — баловался, ушатал столик и все жидкости богато плеснули на сидящих за столиком…

Теперь все материны подружки натянуто улыбаются и судорожно оттирают с одежды витамины…

Пацан уже отревел и надулся. Мать дожимает ситуацию:

— Извинись сейчас же!!!

Сопение.
- Я сказала!!! Извинись, Миша!!!
Сопит… Молчит. Отвернулся. Полный игнор… 
- Ты кого ЗАБАНИЛ, маленький засранец? Ты мать родную забанил?!!!!!

 

ЖР

Ещё из «гениальностей» Марии Яковлевны Цыбиной, «казачьей бабки»…

К соседям приехали гости. Вроде люди как люди… Но мрачные какие-то и никогда не здоровались, хоть и жили «забор об забор»….

Утром сидим во дворе, пьём «кофий»… Гости соседей полным выводком: родители и дети выходят на речку. Мы, как идиоты, мол, с добрым утром… В ответ — подозрительные взгляды и молчком-молчком, к речке…

Бабка, вздохнув, заваривает свежего «кофия» и тихо так, сама себе:
- Тут жеш как… Шо хером не вбито, книжкой не вобьёшь…

ЖР

У товарища юности папаша — ярый антисемит, имя ему Степан Елизарович… Увидев меня впервые в полумраке передней, подозрительно рассматривал… Успокоился, узнав, шо «татарская порода» и неожиданно горячо полюбил и даже разговаривал со мной, если встречались на кухне… У того товарища мы часто собирались выпить-закусить и послушать джаз…

История:

Поздний вечер. Мы в гостях, выпиваем и слушаем джаз… Отец хозяина, судя по грохоту, на кухне…

Мы уже нагрузились Российским… Спички кончились. 
Хозяин дома любезно предлагает мне, как отцовой любимице, взять спички на кухне… Я уже нетрезва… 
Выхожу, раскланиваемся со Степаном ЕЛИЗАРОВИЧЕМ, и я внятно здороваюсь:
- Добрый вечер, Степан ИЗРАИЛЕВИЧ…
Российское, кто помнит то дивное пойло, очень меняло речь и думы))))))

ЖР

На летней веранде в центре… За соседним столиком — стайка юных созданий, явно актёрских наклонностей…

Разговоры всё о пробах, о режиках, о нечеловеческом везении некой Алевтины, «ясно чем себе дорогу прорубающей»…

Одна, с изрядным бюстом, самая непримиримая противница подобных методов строительства карьеры гомонит громче всех:

— Вот и скажите, нафига книжки читать? Нафига в театры-галереи ходить? С преподом заниматься?? Если можно кому надо отсосать, и ты — уже в сериале?!!!

Я жду друзей, делать нечего, слушаю их речи… Задумываюсь…

И сквозь собственные мысли слышу, как интеллектуалка с бюстом возмущённо продолжает:

— Вот как эту хуйню можно выучить? Вот скажите мне?!!!

— Да, какую?

— Ну эту… (и цитирует монолог Нины из Чайки): Люди, львы, ХОХЛЫ, куропатки…

Задумывается:

  • И при каких делах тут хохлы? Он же это когда писал? До всей этой истории с хохлами? Или уже после?

 

 

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks