Репутация

2465
Константин Боровой:
 _______________________________

Алексей Навальный собирает митинг оппозиции. Пригласил оппозиционеров КПРФ и ЛДПР.
В бизнесе репутация – основное. Один раз сжульничал – бери фамилию жены, меняй имя, делай пластическую операцию.
В других областях всё так же.
1. Одна моя знакомая, скажем мягко и цензурно, страдала нимфоманией. И вовсе не скрывала этого, скорее, гордилась.
И вот однажды, уже ближе к 50, решила, что побаловалась всласть, и ей пора завести прочную семью.
Оповестила она об этом всех своих бывших и стала ждать встречных предложений.
Но возникли проблемы с репутацией. Смельчаков не нашлось.
2. Другой мой знакомый решил побороться за Конституцию, за ее 31 статью. Прямо на улице. Начал созывать сторонников. Очень, между прочим, благородный порыв.
Правда, у него в бэкграунде было поклонение Сталину и Берии. И какая-то нездоровая любовь к ГУЛАГу.
Сложное сочетание репутации морального урода и борца за светлое конституционное будущее создало некоторые проблемы.
Сторонники нашлись, но не самые умные и не очень много.
И правильно. Со временем репутация одержала верх и он начал публично на митингах у Кремля подтираться той самой Конституцией, которую раньше защищал.
3. Был еще один знакомый, известный организатор «русского маша», на котором он после фразы «Слава России» как-то подозрительно знакомо вскидывал руку и выкрикивал, кажется, «hi».
Правда, его политические противники расслышали не «хай», а «хайль». Ну, на то они и противники, чтобы слышать самую невозможную вещь.
Но репутация все-таки сложилась – так себе, неважнецкая.
А потом он вдруг решил побороться за справедливость. Против коррупции и других ужасов диктатуры.
Митинг решил провести.
Другие ярые борцы с коррупцией, которые отвечали за согласование митинга, пораженные и восхищенные его смелостью, выделили ему самое лучшее место для митинга.
Вообще, все известные борцы с коррупцией вдруг начали считать, что обязаны ему чем-то помочь. Бескомпромиссные судьи приговаривали его, но все сроки делали условными. Ярые справедливцы из Думы смело и открыто отдавали ему свои голоса поддержки.
Плакали от обиды, когда он их называл жуликами и ворами, но поддерживали.
Даже организаторы пропагандистских кампаний на своих плакатах называли его не «Ни кому неизвестный прощелыга, выгнанный из Яблока», а лидером вообще всей-всей оппозиции.
Плохая репутация – заразная болезнь. Пришёл на митинг – и нет репутации.