Реченька моя, я люблю тебя…

569

Оказывается грушинский фестиваль еще проходит. Я и сам охуел, когда узнал, что еще не вымерли люди в свитерах, связанных из бороды товарища по геологической экспедиции.
Они все еще любят сидеть у костра из шишек и сломанных глобусов, играть на гитаре дрожащими от алкоголя и романтики пальцами, петь что нибудь типа:
— Солнышко моё, реченька моя, я люблю тебя, ты люблю меня…
И тут все остальные подтягивают:
— Эх, тайга, эх, тайга, километры, амперметры! Ты меня, я тебя, у медведя хуй полметра….
А потом все качаются, хлопают в ладоши, пьют водку из одноразовых стаканчиков, заедая морошкой и грибом чагой.
Когда спускается ночь все идут ебацца и спать. Бородатые барды трахают некрасивых пьяненьких женщин без макияжа и эпиляции зоны бикини.
Из палаток пахнет перегаром, потом, жженой резиной и похотью.
А потом все засыпают под конский храп.
И всем снится милая моя солнышко лесное. Ну, или изгиб гитары желтой. Ну, или палеозойская складчатость и вулканические разломы земной коры.
И только комары будут по настоящему счастливы.