i10881

Лена Пчёлкина:

В защиту Лужина 2

начало здесь

Письмо получено, цель поставлена, средство выбрано. Зарубив двух несчастных женщин и решив нравственную дилемму, «кто он — тварь дрожащая или право имеет», наш герой, припрятав награбленное, начинает шляться по друзьям и поминкам. Ни деньгами, последними, присланными мамой, ни награбленным он не воспользовался, чтобы оплатить учебу. Убийство ради цели, суть которой не известна.

А виноват во всем- Наполеон, точнее разочарование в нем. Уже второй герой только в наших повествованиях из-за этого пройдохи Наполеона гробит жизнь не только свою, но и окружающих. Дальше много неинтересного, какого-то трэша на задворках, несчастных случаев по пьяни и сцен русских поминок в трущобах. Судьбоносный момент встречи Сонечки и Родиона Романовича тоже как-то смыт, поскольку нет там ни сексуальной искры, ни как сейчас пишут химии, а только взаимные жалобы на жизнь (читай ее виновника Наполеона) и совместное нарушение евангелистских заповедей. Вот это «схождение» вместе из чувства вины перед другими (или перед самими собой)— еще одна мощнейшая скрепа.

Так и живут из-за чего- то — ребенка, козленка, совместной жилплощади, болезни, привычки, только не из-за любви или хотя бы воспоминаний о ней.

В такой атмосфере даже домашний хомяк бросится под трамвай не раздумывая.

Достоевский описывает Родиона как очень красивого молодого человека, вероятно Сонечка тоже была себе вполне ничего (она же служила не в публичном доме при лепрозории). Какими же надо было быть инертными и асексуальными муднями, чтобы страсть подменить чувством вины на первом же свидании?!

Дальше опять о скрепах — собственно ФИНАЛ. Я его выделяю потому что он настоящий, такой в духе Ларса фон Триера. Дуня выходит замуж за Разумихина. Справедливость восторжествовала. Ура! «Это был необыкновенно веселый и сообщительный парень, добрый до простоты. Впрочем, под этою простотой таилась и глубина, и достоинство… Был он очень неглуп, хотя и действительно иногда простоват… Наружность его была выразительная — высокий, худой, всегда худо выбрит, черноволосый. Иногда он буянил и слыл за силача. Однажды ночью, в компании, он одним ударом ссадил одного блюстителя вершков двенадцати росту. Пить он мог до бесконечности, но мог и совсем не пить; иногда проказил даже непозволительно, но мог и совсем не проказить. Разумихин был еще тем замечателен,что никакие неудачи его никогда не смущали и никакие дурные обстоятельства, казалось,не могли придавить его. Он мог квартировать хоть на крыше, терпеть адский голод и необыкновенный холод. Был он очень беден и решительно сам, один, содержал себя, добывая кой-какими работами деньги. Он знал бездну источников, где мог почерпнуть,разумеется заработком. Однажды он целую зиму совсем не топил своей комнаты и утверждал, что это даже приятнее, потому что в холоде лучше спится».

От одного только этого рассказа бросает в дрожь. В нем очень прослеживаются черты Рахметова, критика писала, что его образ был навеян образом этого бездельника и йога. Я не смогу подобрать определения для женщины, сделавшей выбор в пользу этого гопника vs обстоятельного образованного Лужина. Хотя никто не знает, что думала жена профессора сидя на х@ю у слесаря, впрочем чтобы что-то там измышлять, сначала надо выйти замуж на профессора.

Мама Пульхерия Александровна сошла с ума. Тоже достойный отличный выход. Породив таких двух чудовищ, нормальный человек, сделал бы это раньше. Умерла она, успев благословить эту парочку. В свете того, что вообще произошло во имя этого союза, благословение Пульхерии кажется каким-то богохульством.

Свидригайлов застрелился. Ну и черт с ним.

Родион, получил 8 лет каторги и вместе с Соней и ее проституцией в анамнезе пошли навстречу восходу.

И об авторе – Достоевский страдал безответной любовью к газетным вырезкам (например роман «Бесы»). Раскольников выписан тоже на основе криминальной хроники. Наших злодеев мы брать не будем, так как они просто убивали и грабили, то некто поэт Пьер-Франсуа Ласенер, которому отрубили голову в Париже за сходные деяния, был перед этим подвергнут общественному гневу и литературному забвениию. Его, не поверите, в школьной программе нет. А мы же должны мучится, накручивая его раскаяние, и более чем скромное наказание на кровавые деяния царского режима. Видимо этот роман стал предтечей рассказа З. Воскресенской «Графин» — когда Ильич разбил графин, пи@ды дал Мите, а потом Ильич признался и получил конфету. Опасный этот роман, вот, что я вам скажу.

Тем не менее, в литературном смысле, финал безукоризнен — две свадьбы, одно безумие, самоубийство, повышение по службе. Прямо просится на «Преступление и наказание 2, восемь лет спустя». В нем Разумихин убьет Дуню гвоздем, а Рахметов и Сонечка станут Бонни и Клайдом со скрепами. А Лужин, скучно, с точки зрения этой публики, живет в окружении любимой жены, детей и может быть внуков. А по воскресеньям пьет компот.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks