PUBLISHED by catsmob.com
PUBLISHED by catsmob.com

Андрей Яковлев, ВШЭ
О «ЛЮБВИ К БЛИЖНЕМУ» И ЗАДАЧАХ ДЛЯ ЭКСПЕРТНОГО СООБЩЕСТВА

страница 42

Яков Миркин опубликовал на Page42 очередной комментарий с очень ясным и трезвым анализом текущего состояния и наших среднесрочных перспектив. Однако на фоне этого анализа финальные призывы автора к власти в логике «возлюби ближнего своего» производят странное впечатление (если не сказать недоумение). Страх у людей во власти есть – но не за «потерянных людей» (или «утраченный человеческий капитал»), а абсолютно по другому поводу.

В контексте происходившего и происходящего на наших глазах на Ближнем Востоке (особенно в Египте и Ливии) они боятся за себя лично. И именно этим предопределяются их собственные решения по «зачисткам» от «иностранных агентов» в секторе НКО (ровно против тех организаций, которые как раз пытаются снимать социальное напряжение), разнообразные законодательные инициативы (начиная с «закона Димы Яковлева»), антиукраинская истерия в СМИ и т.д., и т.п.

Также не согласен с тем, что про то, «как делать третий сценарий» уже все сказано и написано. Написано (и повторяется последние 10 лет) – но не про то. Центральный момент для реализации третьего сценария — это не набор рекомендаций «а-ля Ли Кван Ю», а консенсус внутри элиты в отношении того, что они предлагают стране и что они строят сами для себя. Такой консенсус (более-менее) был в 1999-2000 годах — и его наличие предопределило успех начала 2000х (когда еще не было никаких высоких цен на нефть). Но тогда не были выстроены механизмы несилового разрешения конфликтов внутри элиты – и вся конструкция рухнула, когда между олигархами и высшей федеральной бюрократией началась борьба за контроль над природной рентой. Победившая в этом конфликте силовая бюрократия получила всю полноту власти и начала строить привычную и удобную для нее модель госкапитализма (благо доходы от экспорта нефти в условиях высоких мировых цен позволяли компенсировать издержки от функционирования «вертикали власти»).

Кризис 2008-2009 годов показал, что такая модель не адекватна новой реальности. Как следствие – пошел (не очень уверенный и не очень последовательный) поиск новой модели: через диалог с бизнесом (по линии «Деловой России» и другими бизнес-объединениями в 2009-2011 годах), через диалог с экспертным сообществом (в формате разработки Стратегии-2020 в 2011 году). Но «арабская весна» и последовавшие за ней наши политические протесты 2011-2012 остановили этот процесс – подобно тому, как это произошло в СССР с реформами 1960х после «Пражской весны» 1968 года. И с того момента, на мой взгляд, элита пребывает в состоянии «внутреннего клинча». С одной стороны, они осознают тупик для модели, выстроенной ими сами в 2000е годы. С другой, они страшно боятся любой либерализации, так как считают, что в недалеком будущем это будет чревато для них самих развитием событий в логике египетского или ливийского сценариев.

И в этой ситуации задача экспертов, на мой взгляд, не в том, чтобы повторять вновь и вновь призывы к «экономической либерализации» с отсылками на опыт Сингапура 50-летней давности, и уж точно не в увещеваниях людей во власти о необходимости «любви к ближнему». Задача в том, чтобы предложить возможные варианты прагматических решений, адекватных сегодняшней российской реальности и одновременно учитывающих те жесткие политические ограничения, в которые нынешняя правящая элита поставила себя и страну (и от которых, к сожалению, мы уже никуда не денемся в ближайшие годы, а то и десятилетия).

Также важно публично говорить о том, что при отсутствии каких-либо решений (как это происходит сейчас) рано или поздно на смену этой элите придет другая – как это было в 1917 и 1991 годах. И тогда не только страна, но и сама элита потеряет очень и очень многое.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks