Райкин ответил «Там был не один антисемит, их был весь зал».

2797

Вчера на концерте во время исполнения Малера у одного из зрителей зазвонил телефон. Громко. Теодор Курентзис остановил концерт. Присутствовавшие в зале написали, что было нервически тревожно.
Я не хочу обсуждать саму ситуацию, на мой взгляд, она кристально чиста и понятна: телефоны не должны звенеть, Теодор поступил правильно. Но можно ли и как искоренить «забывчивость выключения телефона»?

Я вспомнил, как Аркадий Райкин приехал с театром миниатюр в Киев. На первом представлении кто-то из зала выкрикнул «Жид»(или что-то подобное, за давностью лет стёрлось из памяти). Райкин остановил выступление, повернулся в зал и попросил выкрикнувшего встать и уйти из зала. Ничего не произошло.

Тогда Райкин обратился к зрителям, сидевшим рядом с крикнувшим, с просьбой идентифицировать антисемита. Ничего не произошло. Райкин обратил внимание на то, что в случае отказа в идентификации соседние зрители становятся соучастниками выкрика. Ничего не произошло.

Тогда Райкин прервал выступление и полностью отменил гастроли на Украине. На следующий день в ЦК Компартии Украины 1й секретарь Щербицкий сказал Райкину «Почему из-за одного человека Вы прерываете гастроли?», Райкин ответил «Там был не один антисемит, их был весь зал».

Мне кажется, что в подобных ситуациях концерт (театральный спектакль) должен прерываться, а человек с зазвонившим телефоном должен выводиться из зала. Если откажется встать и выйти сам, то ему должны «помочь соседи», обозначив его и, присоединившись к требованию выйти. Ведь зазвонивший телефон мешает не только музыкантам играть, но и зрителям слушать. И только каждый раз выводя из зала нарушителей тишины, мы сможем воспитать культуру поведения на концертах.