«Работает на навозе и солярке…»

1628

В кремле пахло горелым.

Медведев сурово рассматривал огромный ржавый саркофаг и, нахмурив спрашивал:
— Это новый домик для уточки?
-Никак нет, ваш благородь, — Рапортовал полковник Миркин. — Это наша сколковская нанотехнологичная разработка.
— На это мы ухнули семьсот девяносто миллиардов евро за прошлый месяц?
— Так точно.

— Как это работает?
— Кругом — враги, враги России матушки, это скрепоносный модулятор благодати и выявитель врагов нашей родины. Теперь это будет в каждом офисе, доме, школе, самое опасное у нас место какое?
— Пушкинская площадь?
— А вот и нет. Интернет. Рассадник толерастии, либералшизы и вот этого всего вот этого, как говорит Залдостанов. Там вольнодумство проникает в неокрепшие ум, мы теряем молодое поколение. И это нужно исправить. Мы кое-что у Илона Маска взяли, работает машина на навозе и солярке, — полковник ударил ломом по гробу, дверь отвалилась, и Миркин победоносно показал внутренности:
— Значит, как только кто-то захочет выйти в интернет, мы сначала проверяем человека на благонадежность, он кладет паспорт вот в это отверстие, диктует фамилию, год рождения,
может он Навального зашел лайкать, на черта нам такие качели? Потом даёт отпечатки пальцев, размер гениталий, в правом верхнем углу — камера, там онлайн 24 часа будет батюшка, человек исповедается, говорит, мол, так и так, лайкал оппозиционные тексты, на митинги ходил, репостил всякое, каюсь. Потом он смотрит в левый верхний угол, там вторая камера — ясновидящая Степанида Ульяновна смотрит ауру, сколковские разработки всё-таки, после этого человек поёт гимн России, приседает, делает три раза ку, сдаёт анализы, даёт присягу, вносит семьсот пятнадцать рублей и выходит в мировую сеть. Ну, сеть мы, конечно, вырубим сразу, на самом деле вкалываем незаметно в ухо раствор ЛСД и человек сорок минут смотрит ковёр. За это время машина сканирует все нейросети и выявляет врага страны на раз, если человек — чист, то саркофаг мигает зеленым, всё прекрасно, если есть потенциальная опасность, машина загорается — жёлтым, если крайняя степень опасности для державы, если упырь какой, включается сирена, всё мигает красным, машина сама утилизирует всё безотходно, вместе с собой, тут вам и торсионные поля, я извиняюсь, и милые ты мои, Илон Маск у нас просил вчера разработки, но мы сказали:
— Илюх, нам в песочнице с тобой не по масти сидеть, где ты и где мы, мы это ещё в Пакистан и Зимбабве будем импортировать, озолотимся, вот хотите посмотреть, как работает? — Миркин за рукав резко втащил премьера внутрь. Всё мгновенно пришло в движение: замигали камеры, включился скан паспорта. Через секунду дико взревела сирена, машина замигала красным и на табло высветилось «Крайняя степень опасности», ржавая дверь с лязгом захлопнулась, машина забурлила, раздался сильнейший хлопок, зал озарила алая вспышка, и машина исчезла.
— Пиздец…- Прошептал Миркин и упал в обморок…