«Пятёрка для меня тогда была крупной деньгой…»

Июль 2, 2019 10:08 дп

Seva Novgorodsev

В начале 60-х, когда я был курсантом и играл джаз на саксофоне, как-то на Невском подошел ко мне фарцовщик.

«Музыкант?» — спросил он, и получив утвердительный ответ, полез в карман и достал оттуда пятерку. «Имя продашь?» — спросил он деловито.

«Какое имя?»

«Любое,» — сказал фарцовщик не задумываясь, — «только чтобы настоящий штатский джазмен был».

Мой покупатель, видимо, хотел при случае блеснуть знаниями в образованном обществе. Будучи человеком деловым, он не выпытывал из меня информацию исподтишка, а грубо ее покупал. Стихийный копирайт, дикая стадия интеллектуальной собственности.

Должен сказать, что пятерка для меня тогда была крупной деньгой, так что саксофониста Джона Колтрейна, имя которого я продал фарцовщику, я всю жизнь вспоминаю с особым душевным теплом.

Нынче никаким именем никого не удивишь. Все пропахано вдоль и поперек, на магнитофоны записано, в клетчатые тетради занесено и выучено как таблица умножения.

Ан нет! Выясняется, что и среди известного — много неизвестного. Во всяком случае, мне неизвестного. За вас ручаться не могу, поскольку давно знаю — в музыке вы знаете больше моего.

Поймите мое удивление. Музыканта критики называют классиком жанра, ставят в один ряд со всеми великими. Английская Королева на 60-летие наградила его Орденом Кавалера Британской Империи.Был выпущен сборник из четырех компактов с буклетом на 96 страниц, на 70-летие еще один (смотри фото)

Называется Three score and ten (выражение библейское точному переводу не подлежит. Score — это 20, three score and ten — 70)

Отдаю имя бесплатно, даже пятерки мне от вас не нужно. Записывайте — Martin Carthy.

Глыба, краеугольный камень английской музыки фольк.

Loading...