«Публике мы нравились, как со сцены, так и в канаве…»

1003

У меня есть друг, назовем его А.

Когда он к кому-то хорошо относится, то прибавляет к, собственно, статусу определение «бывший». Это — моя «бывшая девушка», «бывшая сестра», «бывшая жена» и т. д.

Я лично, была и бывшей женой бывшего друга, бывшей хорошей телкой и даже бывшей пчелкиной.

Во времена глубокого застоя, Генрих Боровик сделал монументальный и многосерийный документальный фильм «Бывшие», об уехавших из совка в Америку людях, которые, по его версии, страшно тосковали по родине. Вот Боровик бы запутался в наших многогранных отношениях, и, возможно, даже, полюбил бы Америку за простоту коммуникации…

Но это все преамбула.

Итак, у моего бывшего друга сегодня День Рождения. Все знают, как мы познакомились — я хотела закурить в его клубе, а он хотел вызвать охрану. То есть мы сразу не совпали в желаниях. Я не закурила, он не вызвал. Отношения мы стали строить на взаимной неудовлетворенности и недовольстве друг другом.

Через какое-то время я встретила его на кухне загородного дома нашего общего хорошего товарища.

В одной руке он держал шампур, в другой кусок мяса, и никак не мог собрать их в единый девайс. Если бы, в этот момент, я могла бы закурить сразу пять сигарет, я бы это сделала.

Но, в любом случае, моя мстительная язвительность была на высоте и без атрибутов вулкана. К взаимной неудовлетворенности прибавилась его раздражительность: — Кто эта громкая отвратительная женщина?

Этому риторическому вопросу могли бы позавидовать агитаторы, которые приходили хлопотать, чтобы все голосовали за Брежнева. Но, приличия ради, задавали вопрос: «За кого вы будете голосовать?». Ответом, как им, так и ему была тишина…

Потом к конгломерату отрицательных эмоций прибавился неприятный факт. Мы оказались родственниками, пусть дальними, но, все-таки, как-то, зафиксированными на фамильном древе и подтвержденными по телефону из Тбилиси.

Ношреван Альбертович поступил как все мужчины — он смирился, и стал искать план эвакуации, который я предусмотрительно спрятала и объявила, что с этим тоже ко мне.

Дальше у нас была долгая жизнь — мы вместе выступали, открывали бордель, который мы совместно про@бали, что было единственным действием, так сказать, в унисон. Чаще всего, мы вместе напивались, стараясь унять взаимное раздражение.

При этом он мне всегда говорил: с кем увижу, кроме мужа — убью обоих. Увидеть меня можно было только с ним. Возможно, это было предложение двойного самоубийства.

Надо отдать должное, публике мы нравились, как со сцены, так и в канаве. Потому что мы являлись настолько дурным примером, что, практически, каждый, кто нас видел, слышал и наблюдал, был лучше нас в разы. То есть, алгоритм мысли был примерно такой: что бы я не делал, до такого я не дойду никогда….

В принципе, мы дарили людям свободу и ничего не брали взамен. Как писал Майк «Если ты хочешь, ты можешь стать лучше меня». В нашем случае — это было несложно.

Ругались мы всегда яростно. С подростковой уверенностью, что это навсегда. Часа в два ночи я отправляла гневное смс, которое Ношреван называл, почему-то,«страшным письмом». Этим, как бы, письмом я, как бы, ставила точку в наших отношениях.

Нэш, у которого, все-таки, университетское образование, предложил все систематизировать — то есть просто настроить какие-то стандартные проклятия на три часа ночи, и пусть само отправляется.

Врать не буду, он просил расширить радиус рассылки. Надо отдать ему должное, он всегда делал первый шаг. Думаю потому, что я являюсь еще более дурным примером, дальше только Сталин и кровавая гэбня. А он, как и все, хочет быть свободным, и чтобы быть лучше, чем еще кто-нибудь. Пока заменить меня некем.

Что же пожелать тебе мой бывший друг?

Во-первых — здоровья… Поскольку твоя реакция на слово «врач», вызывает землетрясение в Нурланде, будем, как мастер Безенчук, лечиться спиртом.

Во-вторых — бабла. Количество женщин, которым ты не даешь платить, множится так, что мне, лично, не хватает калькулятора и логарифмической линейки (надеюсь, я не обидела этим словом).

И о женщинах… Пусть не все рыдают… Пусть одна, но та, которая тебе действительно нужна. Или, хотя бы, которой нужен ты. Так как ты, безусловно, невыносим. Тут я вынуждена тебя огорчить: я должна ее одобрить и передать ей план эвакуации и логарифмическую линейку…

С Днем Рождения!
Ну и НарМальнААААА!

P.S. Пользуясь случаем, напоминаю, что у нас с вышеописанным фигурантом и мистером Хлапом концерт 07/03 в Шагале. Сами знаете, как дамский праздник начнешь праздновать, так весь женский год и продолжится. А такие красавцы бесспорно сулят большую бабскую удачу.

 

 

Ловитесь в наши сети:

Google Новости: Mayday

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks

Загрузка...