5E9do

Иван Покровский
ЧЕМ НЕ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ?
Есть мнение!

страница 42

Поделился в своей ленте статьей Якова Миркина о вероятных сценариях развития российской экономики, поддержал позицию автора – мол близко к моим ощущениям и получил от друга возражение: «80% за ухудшение ситуации в стране, а уезжать не стоит. Где логика?».

Ответил: «80% за ухудшение ситуации дадут сейчас почти в любой стране мира», а сам засомневался и задумался над обоснованием. Действительно ли наш кризис часть мирового? И если так, что с чем связан мировой и как из него будем выходить?

Мне представляется, что процесс глобализации с четким разделением труда между странами исчерпал себя. И именно это является причиной начала глобального кризиса.

Страны развитого Запада отвоевали себе высокодоходные роли стратегического управления и креативного производства, предоставляя другим странам возможности зарабатывать руками или добычей сырья. До тех пор, пока удавалось вовлекать все больше народов и людей в эту схему, мировая экономика росла и тянула вверх всех участников.

Возрастала общая производительность – создаваемые на Западе технологии использовались и в производстве на Востоке, и при добыче сырья в России. Расширялось число людей, вовлечённых в высокопроизводительный труд – росли потребительские рынки – быстрее возвращались инвестиции в создание новых продуктов и технологий. Однако этот процесс имеет свои пределы и похоже, что мы к ним подходим вплотную.

Хотя резервы роста за счет неохваченных глобализацией человеческих ресурсов есть – можно обсуждать вовлечение в глобальное промышленное производство Индии, стран Африки, дальнейшую индустриализацию стран ЮВА, но использовать их не так просто.

Значительная часть неглобализованного населения не готова к интенсивной трудовой деятельности с четким разделением труда. Когда люди живут натуральным хозяйством, не выходя за пределы своих общин, они не способны стать полноценной частью даже национальной экономики, тем более глобальной.

С точки зрения либеральных идеалов это звучит крамольно, но, вероятно, только при жесткой авторитарной власти можно поменять уклад их жизни и вовлечь в индустриальное производство. Возможно, жесткое принуждение со стороны государства необходимо такому обществу, оно соответствует задачам развития на этом этапе.

Некоторые народы, как дети пяти лет, не готовы к демократии, подростки тринадцати лет, надо сказать, тоже не готовы. Многим народам еще предстоит пройти обязательные этапы развития, в которых доминируют сначала сила, а потом государственная идеология.

Это хорошо объясняется в теории спирального развития социальных систем, предложенной Клером Грейвзом — общество только в определенной последовательности может осваивать новые ценности, двигаясь галсами между индивидуалистическими ценностями и коллективными в сторону усложнения отношений и более целостного восприятия мира. До демократии некоторым еще плыть и плыть.

Если текущая модель развития мировой экономики за счет глобализации и разделения ролей между странами исчерпала себя, то что может стать новым драйвером роста в будущем? Рост может возобновиться за счет перехода от эксплуатации человеческих и сырьевых ресурсов третьих стран к его развитию: за счет вовлечения индустриальных стран третьего мира в креативную деятельность, за счет бережного отношения к процессу развития и индустриализации обществ на этапах автократии и тоталитаризма.

Разделение труда между странами, как способ повышения эффективности, должно углубляться, но разделение может быть не по сложившимся сейчас ролям, а по направлениям научной и технической специализации стран. При этом изменение баланса между креативной деятельностью и физическим производством должно произойти во всех странах.

В странах Запада доля физического производства увеличится и это пойдет на пользу значительной части общества, которая не способна к креативной работе и в противном случае будет разлагаться на иждивении.

Плавный переход на новую модель развития вряд ли возможен. Процесс будет болезненным — как всегда для перестройки нужно что-то ломать — выходить из сложившегося глобального разделения ролей, чтобы начинать стоить новые отношения. Ситуация усугубляется тем, что еще нет плана по строительству будущих отношений, но уже начали ломать то, что перестало устраивать.

России, как и другим странам с устоявшейся ролью в мировой экономике, сложно находить себя в формирующемся будущем. Мы по-прежнему стремимся встроиться в сложившиеся мировые цепочки создания стоимости. Но главная возможность будущего не в удовлетворении потребностей рынка богатого Запада, а в научном, индустриальном и социальном развитии отстающих стран. Десятки стран нуждаются в этом, большие новые рынки могут на этом вырасти.

Так почему бы не согласовать национальные проекты развития, объединить ресурсы, повысить эффективность за счет масштаба? Нужна страна-лидер с ясным, привлекательным видением. Может ли эту роль взять на себя Россия?

Чем не национальная идея?

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks