Про Тверскую…

723
Ирина Вишневская
Тверская не Невский Проспект.

Не даже Пятое Авеню.
Был Бродвеем без заманчивых витрин,
но с мюзиклом и кино.
С Домом Актёра и «Бородой» у дверей.
Ночной жизнью у коктейлей.
Смешными очередями в кафе мороженое.
Стилягами в протестных брюках и джинсах ливайс
Пьяными от успеха молодыми рокерами, голосующими такси.

У Тверской был Шаляпин, морозной пылью. И Чехов.
… Гуров, жертва непонятной любви к даме с собачкой,
по Тверской размышлял вслух, почему «когда наверху холодно, внизу тепло.»
Чеховские сиротки — от Старого Пимена вниз, к Иверской помянуть маму.
Филипповская и постные баранки с маком.
Памятник Скобелеву. Конный.
Его и зарезали неподалеку.
«Свобода», любовь скульптора Андреева к Ваве Алексеевой.
Растаявшей, как и сама свобода,
На Тверской не случилось Девятого Января.
По ней шли телеги. груженые с Ходынки.
Инператор спешил на бал.
А еще было….По Тверской, еще спящей, цокала подвода.
У Гнездниковского возничий, остановясь,
— Нет ли закурить, барин?
Вот Хрунзе везу….от самой Боткинской к Кремлю.
Начальник, видать, важный был.
.
Да мало ли чего было на Тверской.
Да сплыло.