Про наш американский вибратор

1205

Вот, слушайте. Приезжают к нам американцы.

Да нет, в Москву, что им во Фрамингхеме делать…

Мы с Фелей живем в моей мастерской, на Маяковке, больше нам жить негде. Потому что семья у нас дружная, все всё любят делать синхронно.

Как только мы с Фелей придумали жениться, так старший, которого я сама родила, тоже привел девочку… Вот , говорит, как удачно всё складывается, вчетвером жениться всё дешевле получится…

Тут и у мамы сразу две новых подруги нарисовались — с одной вместе в очереди за заказами в ЖЭКе стоять, с другой вместе брови выщипывать.

Хорошо, бабушка уже умерла, а то бы к ней Бася Марковна опять ходить начала…

Ну, в общем, оказались мы в выселенном доме, под снос, назвали это красивым словом «мастерская » и попробовали жить.

Телефона не было, конечно. С одной стороны непривычно, с другой — удобно… Ну, всем знакомым… Центр всё же… Все мимо куда-нибудь, и к нам заодно.

К нам, как правило, после Дома кино, или ресторана Пекин, или там , концертного зала…

Хотя, вру, таких культурных у нас тогда не было… Ночевать оставались часто…

Утром мы с Феличкой шептались в кухне — это твои знакомые? Друг друга спрашивали.

Да я помню, помню, зачем рассказываю.

Будет вам ваш вибратор, не торопите…

Нельзя же не дать, как это у вас называется, «панораму тогдашнего быта…» Вот помру, кто расскажет?

«Мастерскую» мне не за просто так дали… Из-за прорвы знакомых американцев я, когда народ сваливать стал, даже хобби такое придумала: чтобы фальшивые вызовы сделать убедительными, если еврейства не наскребалось достаточно, сочиняла письма от пропавших, но вдруг нашедшихся отцов, якобы генетически правильных…

Ну, понарошку, конечно …

Бумагу «старила» в муфеле…

(Перечитала сейчас, думаю, вдруг моё прошлое, которое я так люблю, было сплошь криминальным?.. Не надо бы себя перечитывать, а то так и тянет новую биографию сочинить…)

В общем, крупной шишке из «треста столовых и ресторанов Фрунз-го района» я такое письмо и состряпала. То ли для бывшей жены, то ли для сестры жены, не помню…

Да ещё кафе «Охотник», которое рядом было, оформила…

Вот, мы уже к вибратору вплотную подошли.

Сидим мы компанией в несколько человек в кафе » Охотник». Несколько американских друзей с нами, в том числе двое самых-самых.

Ждём еду. Мимо нас этот, который мастерскую дал, проходит… И одними губами, не меняя выражения лица, шипит: «Здесь сегодня полно ГБ, справа , за столиком, немецкие фирмачи, не глазейте по сторонам, не сидите долго, подавальщиков не задирай, плясать в проходе не вздумай…»

Потом наклоняется и приветливо и громко спрашивает, хотим ли мы канапе…

И я со светской улыбкой отвечаю шёпотом, а не хочет ли он нах…

Смотрю, а весь мой стол какой-то журнал американский по кругу пускает. Дошло до меня. А там — штучки смешные, формой чуть разнятся, но всё же можно угадать, к чему это всё.

Ну, смех, вопросы, я больше всех спрашиваю. Потому что жду, когда все доедят, и боюсь, что мастерскую завтра отнимут…

Обошлось всё. Почти, но я про это не буду сейчас.

Через месяц приезжает ещё одна пара оттуда, тоже приятели, слависты тоже, по-русски лучше нашего шпарят… И за столом достает Кристина из сумки это самое… Из журнала. На фиг это мне, спрашиваю.

Мне, отвечает, Эл сказала, что тебе это очень понравилось. Бери, не стесняйся, я научу… Ивэн сам выбирал, очень вас с Феликсом любит…

Конечно, говорю, раз сам… А он что, на батарейках работает? А хватает надолго?

И Кристина очень серьёзно объясняет, что «если каждый день по 30 минут, то на 2-3 месяца как раз хватит». Понятно, говорю, по 30 минут, запишу потом… А сейчас —
можно? Ну, она не поверила, небось, отчего нет, спрашивает. Я включила вибратор , и он так смешно, как заводной утенок, запрыгал по столу.

В общем, наигрались мы, порадовались в который раз прекрасному русскому языку их, поболтали, договорившись дней через пять встретиться.

На другой день у нас замёрзли трубы, за водой надо было со второго этажа с вёдрами спускаться по обледенелой лестнице в котельную, отопления нет, настроения нет…

Иду в телефон-автомат — плакаться маме…

Феля с работы пришёл, жизнь только налаживаться стала. Вдруг — бешеный стук в дверь, как будто взламывает кто-то. Феля — вниз, открывать. Там — перепуганные насмерть Кристина и Ивэн. Мы их — за стол, куртками какими-то отогреваем. Но они молчат, меж собой переглядываются, и на нас с Фелей тоже как-то по новому смотрят.

Не поверите, даже мне неловко стало.

Наконец, Кристина , спрашивает… На очень плохом (!) русском языке: «Мы, конечно, не надо, видимо, конечно, некрасиво спросить, Ивэн и я хотеть знать, как вы делаете такой любовь, только секс с вибратор?»

Я хочу её понять. Нелюбопытный Феля хватает почти полное ведро воды и норовит скатиться с ним всё равно куда. Я думаю, что нужно вернуть игрушку, но не могу вспомнить, где она может быть.

В финале я терпеть не могу никаких рассусоливаний.

Короче. У ребят образовался свободный вечер, и они решили навестить маму. Позвонили. И, хоть видели нас с Фелей всего дня два назад, вежливо спросили, как мы поживаем.

Ужасно, сказала мама. У них не работает батарея. Что сказала Кристина, я так никогда и не узнала.

А что она подумала, вы поняли и без меня: простая арифметика… Батарейки хватает на 2-3 месяца … Если 30 минут… Если… А если….

Так что до сих пор при слове «батарея» мы с Фелей… Ну , если и не смеёмся, то уж улыбаемся — точно.

А вибратор мы назавтра подарили директору кафе «Охотник», греку Кузьме.

Он сам хвастался, что вся область чувств — ниже пояса.

Он засунул вибратор в нагрудный карман пиджака и носил, как авторучку.

 

 

Ловитесь в наши сети:

Google Новости: Mayday

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks

Загрузка...