PUT-K-MECHTE

Александр Феденко:

Иванов жил с мечтой. Он никому не говорил с какой, но все знали, что она у него есть, и что Иванов спит и видит, как эта мечта сбывается. На самом деле он не спал – каждую ночь он ворочался в бессоннице, ждал, что вот-вот – и озарится фейерверком задернутый старенькими полосатенькими шторками небосвод его жизни. В общем, мучился страшно. Никакого житья ему с этой мечтой не было.

К нему приходил друг его – Петров – и удивлялся. Петров спал хорошо и удивлялся, почему Иванов спит из рук вон плохо, лучше сказать — не спит вовсе. У Петрова к расцвету лет мечты совершенно не оказалось. Никакой, даже меленькой. И очень он любопытствовал – каково это – жить с мечтой, да еще и с такой, которая никак не сбывается и житие нарушает. И он упрашивал Иванова рассказать, хотя бы в общих чертах, о сути загадочного явления. Но тот лишь вздыхал, тер муторным взглядом задернутый небосвод и говорил:
— Тебе не понять…
И еще раз вздыхал.

А однажды он так вздохнул, что задохнулся. Хорошо, что Петров заметил это и засветил ему, и спас увядающую жизнь верным ударом. И Иванов, то ли из чувства благодарности, то ли от чувства безысходности, промолвил:
— Забирай ее к чертям!
И бросил мечту под ноги Петрову. Петров взял ее, встряхнул от набившегося мусора, примерил – мечта села аккурат по фигуре.
И тут же исполнилась.

Петров даже насладиться мучительной несбыточностью не успел.
— И это все?
Иванов чуть не заплакал. Но от недосыпа его организм работал со сбоями, и слезы застряли на полпути. Петров хотел отдать мечту обратно, чтобы друг увидел наконец долгожданный фейерверк, но Иванов решительно воспротивился.
— Зачем она мне теперь – использованная?
Отвернулся от Петрова, чтобы не видеть его больше. И тут же уснул. И приснились ему раздвигающиеся полосатенькие шторки, но без фейерверка.

А Петров бродил и не знал, куда теперь девать чужую сбывшуюся мечту, тяготился пустой ношей. Мимо шел Сидоров, человек потерянный и несчастный. Петров окликнул его.
— Эй, Сидоров, хочешь мечту подарю?
— Кто же не хочет? Давай!
Петров подарил мечту Сидорову и тут же забыл про нее, и никогда не вспоминал, будто бы ее и не было, и пошел своей дорогой.

А Сидоров не знал, что мечта уже использованная, и жил с нею и надеялся, что вот-вот…
Уляжется в кровать, мечтательно глаза уставит в ночное черное небо, пробормочет «скоро, уже совсем скоро» и счастливый уснет.
Так всю жизнь и прожил. Так и умер с надеждой и счастливой улыбкой – скоро, уже совсем скоро…

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks