Если интересно про историю этой фотографии, то вот.
Однажды (в прошлом веке) в детский сад моего сына пришёл фотограф. Ему нужен был мальчишка, рисующий ракету (а что же ещё?)
Выбор пал на Алёшку.
Я согласилась. Почему не дать человеку заработать на открытках?
Любивший рисовать сын делать это по заказу отказывался, вертелся, сердился, около него вертелась и сердилась я…
Когда всё было отснято, фотограф попросил меня на секунду остановиться, чтобы щёлкнуть меня в благодарность за помощь в работе с непоседой.
Слащавые открытки вышли миллионным тиражом и неплохо продавались, несколько досталось и нам.
Фотографом оказался фотокорреспондент нескольких журналов, в том числе журнала «Советский Союз» Юрий Чернышов. Уже дома он, просматривая контрольные снимки, заметил, что около меня, на секунду остановившейся для «щелчка», внизу оказалась неизвестно откуда появившаяся мордочка моего сына.
Чернышов сразу понял, что из этого может что-нибудь получиться. И тут же придумал прекрасный заголовок – «Я и мама».

12642555_1782072268688112_2097771247000993920_n
Мы видели в журнале этот портрет, слышали, что портрет был на каких-то выставках в других странах, где не было нас, и благополучно об этом забыли.
Лет 7-8 спустя, когда я уезжала на Белое море, у нас в доме появилась какая-то американка, Элен, приятельница моей подруги Эллендеи. Она знала, что меня нет в Москве, и для вида ещё раз высказав огорчение, отправилась с мамой на кухню обедать.
Во время болтовни они переместились в большую комнату, где и висел этот портрет.
Увидев его, гостья воскликнула: «Елена, кроме того, что мы с тобой тёзки, у нас ещё и одинаковый вкус! Представь, такое же фото висит у меня дома на стене. Я влюбилась в эту работу на выставке у себя в Мичигане, и сделала копию!»
Но настоящий шок Элен испытала, услышав мамин ответ: «Да, я тоже люблю это фото, здесь моя Таня очень хорошо получилась, хотя в смешной, нетипичной для неё позе… А уж внук!…»
Гостья меня никогда не видела, не видела у Эллендеи моих фотографий, а может, и вообще не была у неё в доме, поэтому её шок был вполне оправдан.
Уже в Бостоне, на первую годовщину нашего пребывания в Америке, другая наша американская приятельница, Сюзан Уобст, подарила нам два больших портрета, в обе наших семьи, алёшкину и нашу, в красивых рамах и, очевидно, с любовью…
И правильно сделала: через пару лет младшие Лоскутовы отпочковались в Чикаго, вместе со своей картинкой. Каждый раз, прилетая друг к другу в гости, эти одинаковые фотографии усиливали чувство неразлучности…
***
Алёшкина – сгорела в 2009 году во время пожара у них в доме.
Наша – висит в кабинете у Фели. Сейчас мой сын в Бостоне, разбирает и собирает по дому сохранившиеся фотографии нашей семьи, потому как делает огромный семейный вебсайт – своего рода летопись с фото, документами и всем, что может оказаться интересным нашим детям, внукам, друзьям и бог знает кому ещё…
***
А почему сегодня? Сегодня, 6 февраля, Алёшке 56 лет. Так вот совпало… Не хочу о грустном. Лучше так: «Сегодня моему малышу всего 56!»

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks