Ну если не лень и не ссышь, чо не ходить?

Иногда удается что-то вставить, я по своему опыту. И кто-то же смотрит ящик. На кого-то действует. Вот Гозман туда ходит как камикадзе. Часто проигрывает. Но это его не смущает. Фактически самурай.
Игорь Свинаренко поделился размышлениями Леонида Гозмана о ТВ:
gozman_1417415827.jpg.600x450_q85

ИЗВИНИТЕ ЗА СПАСИБО – ЕЩЕ РАЗ О ТОМ, ЗАЧЕМ ХОДИТЬ НА ФЕДЕРАЛЬНЫЕ КАНАЛЫ.
После каждого эфира, в котором я участвую, получаю письма благодарных зрителей. Значительная часть о жидах, о скором очищении Святой Руси от либеральной нечисти с прогнозами относительно моего личного будущего.

Ладно, забыли про них. Всегда есть некоторое число посланий в поддержку – всем авторам огромное спасибо. И пишите еще — это очень поддерживает.

Но сказать хочу о другом.
Мне говорят, что ходить туда вообще не надо. В том числе, говорят и те, кого я искренне уважаю. Пишу для них.
Вы во многом правы. Но не забываете ли вы, что десятки миллионов наших сограждан не имеют или не умеют пользоваться другим окном в мир, кроме официального ТВ?

Кто-то с гордостью говорит, что геббельс-тв, мол, не смотрит. И правильно. Я, кстати, тоже, практически, не смотрю. А что делать с теми, кто смотрит? Наплевать на них?

А кто-то говорит, что ему и так все понятно, ничего нового ни я, ни кто другой ему не скажут. Конечно. А про тех, кому не все понятно, забудем навсегда? А их, кстати, много больше, чем нас!

Имеем ли мы право быть столь высокомерными, считая, что то, что не нужно нам, не нужно никому?
Я хожу на ток-шоу не для того, чтобы убедить в чем-нибудь оппонентов – я же не идиот, да и сами они не верят в то, что говорят. И, конечно, я не надеюсь победить в их голосованиях.

И даже не для того я там, чтобы дать кому-то из зрителей ту информацию, которой у него нет, вроде дочерей Железняка в Швейцарии или миллионов, которые наша страна дала французским неофашистам (что особенно трогательно на фоне закрытия наших НКО за то, что они – иностранные агенты).

Хотя это я стараюсь делать. Но моя главная цель – показать тем, кто, как и мы, в ужасе от происходящего, что не все отравлены, не все напуганы, не все ходят строем, что они – наши единомышленники, в силу разных обстоятельств живущие в информационной изоляции — не одиноки в своей стране.
Именно с этим связан мой пост о «Списке Норкина». Мне позиция Норкина, как понимаете, как минимум, не близка. Но нельзя не видеть разницы между его программой или программой Фаддеева и каким-нибудь «Специальным корреспондентом». Норкин, как и все его коллеги, выполняет (или выполнял – «Известия» написали, что закрывают) заказ, атмосфера там омерзительная, вещи произносятся совершенно безумные. Но – дают сказать, а значит, тем, кто смотрит, услышать.

Дали сказать Ксении Собчак о российских войсках на Донбассе, дали сказать мне, что Путин должен немедленно уходить в отставку, а его пребывание на высшем посту приносит стране огромный вред. Конечно, после этого на тебя все набрасываются, зал возмущенно гудит и аплодирует истинным патриотам. Но «даже Господь не может сделать бывшее не бывшим» — слово сказано и услышано!
Думаю, если программу Норкина закроют, то не за то, что роднит его с остальными ток-шоу, а за то, что отличает от самых омерзительных представителей этого цеха. Мне неизвестны мотивы Норкина, я не знаю, зачем он согласился на эту работу – я бы не согласился — и почему выполняет ее так, как выполняет. Но мне важен результат – в «Специальном корреспонденте» сказать нельзя, а в «Списке Норкина» — можно. И вот за это, за то, что огромное число людей услышали про нашу армию на Украине, и про необходимость отставки Путина и про многое другое, я благодарен Норкину, хотя все, что и как он говорит в эфире, прямо противоположно моим представлениям.
Мне часто говорят (и часто – справедливо), что я выступил плохо, не сказал того-то и того-то, а то-то и то-то сказал неправильно. Вот этот и этот сказали бы лучше, пусть они ходят. Пусть, согласен. Но в нашей кафкианской действительности зовут только тех, кто в каких-то таинственных списках.

Меня зовут, других, может быть, более достойных, нет. Это не моя вина, так случилось. Я не стремился в эти списки попасть и не стараюсь в них удержаться – говорю, что считаю нужным, о последствиях думаю потом. Мне там часто противно и всегда тяжело. Но когда меня зовут, я вспоминаю тех, для кого важно убедиться, что не всех еще закатали в асфальт, и соглашаюсь. Как давно было сказано: «Можешь, значит, должен!»

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks