«Привычка мять и бросать об стол что-то безотказное и податливое перекинулась и на отношения с мужем…»

16 июля, 2020 1:51 пп

Ольга Роева

Ольга Благодарская:

Моё любимое. Про семейные ценности.

Вчера поругалась с мужем. Вопреки его параноидальным убеждениям, я никогда этого специально не планирую. Нет такого, что «ой, вторник, пора прижать этого садиста!» Поэтому, до того, как поругаться с мужем, я замесила блины. В то время (промежуток между 10 и 11 вечера) я ещё любила Славу. Кто ж знал… кто ж знал.

Был вечер, я пришла с работы и мне надо было занять руки. Успокоиться как-то. Сейчас я редактирую несколько сериалов (два): часть из них про проституток и подростков – онанистов, часть про разговорчивых зверюшек. 5 дней в неделю я барахтаюсь в этом чумном болоте, оно всосало меня. Естественно, мне всё сложнее возвращаться домой и вживаться в прежний образ безотказной домохозяйки. Так вот, был вечер, я пришла домой, замесила блины. Тесто меня успокаивает. Возможно, возможно… привычка мять и бросать об стол что-то безотказное и податливое перекинулась и на отношения с мужем.

Короче, поругались. Мужу вчера после полуночи приспичило подстричься. Ждал растущую луну, наверно. Дело в том, что во время карантина я сделала ему по истине королевский подарок – купила немецкий, размером в четверть моей зарплаты, триммер. С тех пор забриваю солдата любви сама. Дома, гольём, под ноль. Туда же и бороду. К слову, самое сладкое состояние — когда муж вот так сидит, беззащитно протягивая свой безвольный подбородок к твоей бритве. Рот жалобно кривится, сердца уже не слышно. Я с инструментом. И немножко медлительна. Сняла пластиковую насадку, любуюсь блеском обнаженного лезвия. И как бы сомневаюсь: брить, или может… С теми же чувствами, наверное, Лени Рифеншталь брила любимого дядю.

В общем, муж два месяца ходил на стрижку ко мне. Всю эту раритетную замшу на его голове венчает густой чуб. Чуб этот ему выстригли в настоящей парикмахерской в какое-то допотопное, послевоенное время. Этот чуб я не трогала. Не спорю, Славке он очень идёт. К тому же достаточно функционален в домашних разборках. И вот этот чуб как-то филигранно выстрижен. В нарушении всех законов гравитации, он не падает на лоб, а красиво стоит. Для мужчин, как я поняла, это очень важно. И вот этот-то чуб ему приспичило «подровнять». Я объясняю мужу, что не заканчивала ПТУ, и не владею техникой такой стрижки. Нельзя просто так взять и изуродовать любимого человека. А Слава уверен, что можно, просто мне на него давно плевать.

Вот и всё. Что называется, подкинул дровишек в моё сетевое творчество.

Час ночи, я взвинчена. Перед моим лицом мелькает муж, истерично таскающий себя за чуб. А я вся в муке (ударение и так, и так), мне еще размешивать комочки в этих вонючих блинах. А мне ведь всего 29, да? Я ещё не старая женщина… Но красота вот-вот уйдет, а вместе с ней и моя последняя надежда на роскошную жизнь с беглым чиновником. Так это всё и начинается, подумалось мне. Вчера я пропустила вечернюю пробежку, чтобы сделать Славе массаж. Позавчера выковыривала ему черные точки (нос мужа — просто мечта для любителя дартса). Всё это я конечно делала по собственной воле, но ведь надо же знать меру?! Говорю, мне оно надо вот? Подобрала себе 44-летнюю ляльку и теперь нянчусь с тобой. То булочки ему испеки, то подстриги, то помажь ему спинку кокосовым маслом. В эротическом забытье он уже забывает про массаж, и начинаются все эти трали-вали. А я потом не сплю до утра. Взвинчена очень. Все эти ночные радости – уже не про меня. Считаю, что химия у нас такая, что секс как бы и не нужен.

Или вот, что меня просто убило. Иногда будит меня по середине ночи и вдруг сообщает, что в доме нет интернета, а ему срочно надо отослать какие-то деловые письма. Нет интернета – значит, Оля должна встать, взять стул и дотянуться до роутера на шкафу. Потому что, Оля – дылда, она точно достанет. Это и правда так, да. У меня модельный рост. Однако, когда у меня вдруг что-то падает, салфетка там, или зажигалка, я же не закатываю истерик, и не требую от коротышек срочно бежать мне это поднимать. На том основании, что они — коротышки и ближе к земле. В какой- то степени это — дискриминация.

В общем, одно за другое. Разругались. Семь ведьм повесились в эту ночь. Я уже думала, что неделю — другую поживу у себя. В комнате с белым потолком и правом на надежду. Пусть вспомнит, кто я такая и сколько стою. И текст по утру напишу. Дай бог соберу 200 лайков, и скажу ему: «видел, сколько у меня поклонников? за любого замуж пойду! Раз я для тебя только прислуга»

Но у меня-то в холодильнике тесто. Беленький комочек счастья в хрустальной колыбели. Не выбрасывать же его. Сама же выверяла муку, бегала в магазин за разрыхлителем, который «на кончике ножа». Чтобы не порубить в горячке ссоры своего муженька, выпустила пар на говяжьем фарше. Была у меня какая-то затхлая говядина, пришлось прокрутить её с луком. Пусть блины будут с мясом. Так ему будет обидней их не съесть…

Встаю перед работой и молча жарю. Думаю, пожарю, а там будь что будет! Соседям отнесу. Бесплатно питать эту домашнюю саранчу под обманчивым названием «муж» больше не буду. Пора вспомнить, что я женщина. Авторка, редакторка, идиотка и истеричка(обратите внимание, феминетивы звучат очень по-русски там, где они правда нужны)

И тут он просыпается, и встаёт, как ни в чём не бывало.

— Ну вот, ну другое дело! Так и быть, согласен помириться. Умеешь ты грамотно мириться! Очень ты мудрая женщина. О, какие блины!

И сворачивает несколько в одну толстую гармошку. Говорит, так ему вкуснее, когда за обе щёчки.

Ну, а после совместного завтрака как-то тупо было снова ругаться. Взрослые же люди.

Вот еду в такси, смотрю с ностальгией на МГУ, в котором училась и думаю: «и вот к чему был этот МГУ? К чему ходила сюда за знаниями? Всё равно ведь живёшь себе живёшь, и даже не ведаешь, что дура…Передура»

Но подстричься он всё-таки записался. Хотя бы это свалилось с моих гренадёрских плеч.

Фотографировать мне запрещают, поэтому стала рисовать. Как в американском суде. Семейный автопортрет. Чёрная ручка, картон, скупые материнские слёзы.