При Сталине, чтобы скрыть потери и не платить пособия, сжигали красноармейские книжки

Февраль 11, 2020 1:46 пп

Сергей Канев

Из воспоминаний «английского шпиона» (2015).

— Хорошо, что приехали на машине: у нас-то своей нет, — пожал мне руку руководитель отряда поисковиков «Ливенский щит» полковник в отставке Сергей Кошелев. — Поехали на разведку в Зубцово.

Я приехал в Ливны к дальним родственникам и когда ходили за грибами, заметил сгнивший крест и кружку. Родственник объяснил, что это могила двух офицеров-артиллеристов, погибших в 1942 году. Раньше стоял железный памятник, но его сдали в металлолом.

Связался с Кошелевым, и он сообщил, что в окрестностях города лежат останки, примерно 200 тысяч бойцов, и государству на них наплевать:

— Мы сами их находим и хороним по-человечески. Вот, смотри, на выезде из Ливен в силосной яме лежат 200 безымянных бойцов, в Каменке — около 100 солдат, в Горюшкино — два разведчика, в Екатериновке — один боец, в Огрызково — два танкиста, в Покровском — 12 погибших. Еще в Баранове где-то 50 наших солдат, заваленных камнями, а одного бойца подняли в старой рыцарской кольчуге, прошитой автоматной очередью.

В Зубцово нас встретили криками:

— Не дам выкапывать Ваню! – замахала руками Нина Семеновна. — Идите в поле, там полно костей солдат. Ваня мне, как член семьи.

Могила лейтенанта Ивана Щербакова находится во дворе пенсионерки. В 1942 году лейтенант получил тяжелое ранение в живот и умолял санитаров покончить с его мучениями. Упросил…
Едем в Росстани, где находится братская могила. На обелиске указана фамилия Героя Советского Союза танкиста Ивана Любушкина. Оказывается, этот обелиск чиновники поставили, чтобы не пачкать ботинки. На самом деле заброшенная могила героя находится в Жерновке (на фото).

— Понимаешь, при Брежневе хоронили для «галочки» — показывает мне настоящую могилу героя-танкиста Любушкина поисковик Кошелев. – Под многими помпезными памятниками нет никаких останков. А при Сталине, чтобы скрыть реальные потери и не платить пособия вдовам и детям, сжигали красноармейские книжки. Типа, пропал без вести и пособие не полагается. Кричим на всех углах: никто не забыт, ничто не забыто, а в реальности все вранье».

На окраине Ливен стоит памятник погибшему экипажу летчиков, повторивших подвиг Николая Гастелло. Трижды памятник сдавали в металлолом, пока работники расположенного по соседству автосервиса не взяли его под свою охрану.

— Эх, Сергей, нам бы хороший навигатор, чтобы с точностью определял широту и долготу и, хотя бы, старенький газик – задумался Кошелев.

На прощанье из своих отпускных выделил Кошелеву деньги на покупку навигатора. Когда вернулся в Москву вышел на уроженца Ливен тогдашнего начальника московской полиции Анатолия Якунина. Генерал обещал помочь с машиной, но, видимо, все деньги грохнул на строительства особняка в престижных Вешках.

Loading...