Андрей Шипилов:

Кузьма Петрович зябко поежился. Налетевший порыв ветра проник сквозь ветхую одежонку. Холодало. Но домой с пустыми руками идти не хотелось. Кузьме Петровичу представились усталые голодные глаза жены, и вдруг дикий приступ бешенства захлестнул его.

«Гады! Сволочи! Довели страну! Совсем народ оскотинил­ся!»- рука сама нащупала в кармане складной охотничий нож, который Кузьма Петрович носил для самозащиты. Эх! попадись ему сейчас кто-нибудь из правителей, с каким бы удовольст­вием всадил бы он этот нож в жирное (Кузьма Петрович был убежден — именно в жирное) правительское брюхо.

Дорогу ему преградила толпа, вернее даже не толпа — очередь. Кузьма Петрович заинтересовался.

— За чем это?- спросил он.

— Не «за чем», а «куда»,- поправили его.- Здесь, видите ли, работает передвижной аттракцион под названием «Убей президента».

Аттракцион! На Кузьму Петровича повеяло чем-то родным, уже почти забытым. Он занял на всякий случай очередь и пошел вперед посмотреть.

Возле небольшого шатра, установленного прямо на тротуаре, стоял человек в голубой униформе и громко выкрикивал.

— Аттракцион века! В шатре находится кукла, изображающая президента в натуральную величину и во всех подробностях. Всего за два американских доллара вы в течение одной минуты можете делать с президентом все, что вам заблагорассудится!

Вот оно! На душе у Кузьмы Петровича похорошело. Господь услышал его молитвы. Рука снова нащупала в кармане охотничий нож.

— А зарезать президента можно?- с надеждой спросил он у служителя.

— Пожалуйста! Президент резиновый — это ему не повредит,- пошутил служитель…

Через полчаса, отстояв очередь, Кузьма Петрович уже вхо­дил в шатер.

Президент стоял у самого входа и сжимал в руке пачку ка­ких-то бумаг. Он был совсем, как настоящий, даже моргал и шевелил губами словно бы читая эти самые бумаги. Кузьма Петрович вытащил нож и вонзил его президенту в живот. Внутри у президента что-то забулькало, он захрипел и стал оседать вниз, цепляясь за Кузьму Петровича руками. Бумаги рассы­пались по полу. По рукам Кузьмы Петровича потекла густая, темная кровь. «Какой натурализм!»- восхитился Кузьма Петрович и выдернул нож. Президент упал на пол и молча забился в судорогах.

Тут в шатер вбежал служитель и стал что-то кричать. Кричал он громко и невнятно, но Кузьма Петрович все-таки разобрал, что это, оказывается, вовсе не президент, а прези­дент там, за ширмой.

— Сами виноваты,- сказал Кузьма Петрович,- надо было хотя бы табличку повесить.

Он зашел за ширму и увидел настоящего президента. Президент беспомощно валялся на мостовой и был до того ис­терзан и оплеван, что Кузьма Петровичу вдруг стало его поче­му-то жалко. Он поднял президента, прислонил его к стойке, дружески потрепал по щеке и вышел на улицу.

Тотчас чьи-то грубые руки схватили его и впихнули в мили­цейский фургон, стоящий за шатром. Здесь Кузьма Петрович уви­дел всех тех людей, которые стояли перед ним в очереди.

— За что нас?- спросил он.

— За издевательство над президентом,- ответили ему.

— Но я не трогал президента!

В ответ засмеялись.

Кузьма Петрович забарабанил по двери.

— Я не-е тро-огал пре-зи-ден-та!!!

Дверь открылась и показалась добродушная физиономия сер­жанта.

— Чего шумишь?

— Я не трогал президента.

— А это что?- сержант показал на окровавленный нож, кото­рый Кузьма Петрович все еще сжимал в руках.

— Так ведь президент резиновый, у него крови нет,- нашелся Кузьма Петрович.

— А ну, вылазь!- скомандовал сержант и повел Кузьму Петро­вича к шатру.

Навстречу, сжимая в руках грязную тряпку, вышел служитель.

— Вот гражданин говорит что он не трогал президента,- ска­зал сержант, — а на ножике у него кровь.

— Так это он бухгалтера зарезал,- пояснил служитель, — а президента он и в самом деле не трогал. Президента он даже пожалел, сам видел.

— Ну, тогда иди,- отпустил сержант,- только учти, я твое лицо запомнил. Если еще хотя бы раз в очередь встанешь — пе­няй на себя!

— Что вы!- сказал Кузьма Петрович.- Как можно! Я теперь — ни ни.

— То-то!

Кузьма Петрович вышел из шатра и полной грудью вдохнул воздух. Свобода!

Но тут его взгляд упал на брюки и настроение слегка испортилось. Брюки были забрызганы кровью.

«Эх, влетит от жены!»,- сокрушенно подумал Кузьма Петрович и побрел домой.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks