Пожар в РГАЛИ. Горит национальное достояние

Июль 13, 2019 12:03 пп

MayDay

Событие в РГАЛИ — знаковое.

Я давно говорил, что один из реальных путей спасения архивной системы, которую нельзя изменить, ибо она давно уже централизована, — разрешить пользователям снимать в читальных залах все подряд. Без разбора — хоть тысячу кадров в минуту. Я не только говорил, но и делал сам это. Я осуществлял дерзкие вещи в архивах, находя тайные возможности для съемки, и почти всегда обманывал сотрудников читального зала. Отчасти потому сам был архивистом и знаю психологию архивного служащего.

Для проведения этих спецопераций в архивах — и прежде всего в Архиве Академии наук — ныне закрытом, я купил ноутбук, имеющий фотосъемку фронтальную.

Таким образом, я клал документы рядом с собой и тихо копировал не десятки — а тысячи документов, ясно осознавая, что я делаю! В одном только архиве РАН я скопировал порядка 40-50 гекабайт документов, касающихся исторической науки.

Это очень много! Я действовал как шпион в собственной стране. Кто меня вдохновлял? Ну конечно — пример А.А. Зимина, который, работая над архивом Иосиф-Волоколамского монастыря (на месте) видел, что в местном архиве скоро украдут все, что ценно. И он, как рассказывал мне В.Б. Кобрин, вынес в своих широких штанах копийную книгу Иосиф-Волоколамского монастыря, а затем сдал ее в Ленинку. Спас! Никакой другой цели нет и не было у меня — вопреки жлобским правилам жлобской архивной системы, я проводил тайное копирование — только ради одного: сохранить документы. Потому что сама система архивного ведомства ничего не гарантирует. В одночасье мы можем лишиться и особо ценных документов, потому что никто не хранит их так плохо, как мы — по остаточному принципу, как документы местного домоуправления.

И вот теперь — новое разочарование, пожар в ИРЛИ. Нас опять успокаивают, что ничего страшного не произошло, а между тем, в архиве нет такой категории не-ценный документ! Это чушь. Категория ОЦ (особо ценный) не предусматривает, что все прочие можно сжигать в печи. Категория ОЦ — это национальное достояние. Но все прочие документы тоже ценные, равно ценные, ибо без них и особо ценные не нужны.

Архив РАН не работает, фактически закрыт. Денег нет. Я не знал, что все, чего я боялся все эти годы моего «воровства», окажутся до такой степени правдой. Архив, в котором нет управляющего персонала — не дай бог — может полыхнуть так, что в течении 10 минут мы лишимся всей своей национальной истории и культуры.

Так кому вредило, что я многие годы тайно копировал важнейшие документы по истории исторической науки?

РГАЛИ — такое же место, где тщательно глядят в оба, чтобы никто не копировал — ну как же, это ведь доход! Я там тоже тайно копировал документы, но не в таком объеме, как в АРАН. Однако только что сообщили, что возможно погибли документы дореволюционных писателей. Как раз одним из них я занимался, и опубликовал тексты.

Если и есть у этой истории хотя бы какой-то «урок» — то только один — разрешать исследователям копировать тоннами документы, и тогда хотя бы память о них не будет уничтожена за 10 минут беспричинного пожара.

Андрей Юрганов

Loading...