11716015_10207269804280723_478638127_n

 

Леонид Файвушкин:

— Все настолько большое в Китае, — говорит Зак, провожая меня до дома душным сентябрьским вечером. Вдоль дороги у реки Сиба мы проходим небоскребы из стали и стекла. Район, где практически нет иностранцев, старый тихий район на востоке Пекина. Довольно близко от центра и туристического Санлитуна. Но в Пекине близко – это час-полтора пути на метро. После Стокгольма, где все, что больше 10 минут от центра – окраина, это было немного смешно.

11992562_10207269827041292_1347718516_n11994441_10207269826041267_1450666296_n

Зак — молодой программист, бывал в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Городах, которые являются прообразами современных мегаполисов. В Пекине многие западные туристы смотрят широко раскрытыми глазами на новый китайский мегаполис, как если бы они были дикари, только что вышедшие из леса.

11997165_10207269931363900_1524822972_n11997379_10207269796680533_1867597768_n

Зак, в свои 29, философствует:

— Таким, должно быть, был Нью-Йорк в 1950-е годы! Деньги, власть, сила! Священная корова! Он выражался традиционно по-китайски: прямо, просто и совершенно односложно, проходя мимо 250-метрового светодиодного экрана, висящего на очередном торговом центре на площади у станции метро Тайангонг. Серовато-белесый смог, через который мутнели цвета на экране, вносил свой вклад в атмосферу непрерывного экономического роста.

12007274_10207269842801686_111349900_n11997203_10207269843921714_22703849_n

Конечно, в Стокгольме тоже чувствуется пульс большого города, но ничто не может сравниться с той дикой энергией, которую я наблюдаю ежедневно Пекине. За что я люблю Пекин, так это за то, что каждый раз, выходя в магазин хотя бы на пару минут, удаётся представить, что ты где-нибудь на Манхэттене. Такой вот резкий перенос из компаунда (так здесь называют жилой массив) Сибахе, вдоль вони внутри дворов в другую реальность, в 100 метрах от вони за углом – другой мир. Потом отводишь взгляд от небоскрёбов и видишь типичные для Китая дома старой застройки – абсолютно идентичной советской по виду и (не)ухоженности, с разницей лишь в количестве этажей. Но на фоне небоскрёбов всё это теряется. Ну и для контраста — всего в паре шагов от финансового квартала находится уже совершенно типичный современный Китай.

11998739_10207269848961840_171918330_n11997380_10207269935003991_1686533047_n

В Китае, где производится практически все, что мы потребляем и носим, выросли поразительные мегаполисы. В этих небоскрёбах есть что-то манящее, чувство полного величия бетона над человеком.  Это давит на психику. Хочется свободного пространства, линию горизонта. Но это лучше знать живущим где-нибудь в Нью-Йорке. А в Пекине старое, вонючее и ветхое практически рядом с благоухающим и ультрасовременным. Когда я в прошлом году вернулся в Стокгольм, я был очень удивлен тем, какое все маленькое в этом городе. Небоскребы одиноко торчат где-нибудь в Москве. В Пекине небоскребы видны настолько, насколько можно охватить взглядом, они продолжаются вечно, в дымке пекинского смога.12007274_10207269842801686_111349900_n12007181_10207269825601256_2079805560_n

Стокгольм просто кукольный рядом с Пекином. Рио, Лондон, Токио, Москва, Стамбул и Париж — удивительные города. Но я пока не видел ничего, что может конкурировать с Китаем в плане драйва и монументальности. В Пекине живут или находятся по разным данным до 22 миллионов человек. Впечатляет.

11998262_10207269934043967_1238800345_n11997225_10207269779920114_1096209084_n

Пекину удалось стать зрелым мировым мегаполисом. Это не просто инфраструктура нового аэропорта, скоростных поездов и свежих, новых линий метро, несущих все эти миллионы жителей города.

20150812_16542311998262_10207269934043967_1238800345_n

11997380_10207269935003991_1686533047_n

Внутри центра города многие из улиц чисты, по крайней мере, как в Стокгольме и заполнены бутиками, кафе и ресторанами.

— Здесь были трущобы раньше, сказал Зак, объясняя мне дорогу до нового бара в районе хутонов, где вскоре намечалась вечеринка в честь китайского аналога дня святого Валентина.

Невероятно, но некоторые дома пережили истерию всеобщих сносов и перестроек. Здесь по-прежнему есть колорит старого Пекина. Зак покинул Китай на несколько лет в начале 2000-х. Пекин тогда был хаотичен и беден. Его родственники когда-то в 50-е были арестованы и отправлены в лагеря. Многие не пережили и великий голод. Люди куда уязвимее бетона и стёкол.

После, когда мы уже пришли, Зак покачал головой:

— Все здесь было маленькое когда-то. Хотя мне оно тогда казалось большим.

20150819_183138 20150822_180814 20150822_182458 20150822_182515 - Kopia11992562_10207269827041292_1347718516_n     11999970_10207269783240197_152530921_n

фото автора

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks