PHIL SUZEMKA:

КУ-КУ

image_561302142033031156612.jpg

Кум сказал — по грибы. Положил в багажник сало, самогон, стаканы, хлеб, огурцы с помидорами. Потом забрали Ваньку. Тот уже торчал возле хаты с корзинкой. Кум удивлённо посмотрел на меня:

— Вроде ж всё, сука, продумали, а вёдры да ножики таки ж забыли…

…Иван нежно дышал перегаром. Не агрессивно, в меру. Как блоковская незнакомка своими туманами.

— Отмечали вчера, — пояснил он. — Блаженного Иоанна Власатого отмечали. Очень хороший, к слову, святой. Сегодня мощи Иоасафа обмоем обязательно. Завтра — пророк Захария будет, а послезавтра  — вообще Михайлово Чудо!
— Ты ж так сопьёшься, — сказал я.
— Благодаря Господа, святые не переводятся, — согласился Иван. — После Михайлова Чуда не забыть за мученика Созонта накатить: кто его, кроме меня, помянет?..

Кум у дома на минутку выскочил, приволок два ведра, ножиков и ещё немного самогона.

— Или сразу? — спросил он у меня. — Этот совсем свежий.
— Давай в лесу, — предложил я. — После грибов.
— Сразу! Сразу! — засуетился Иван. — Вы ж вчера Власатого не отмечали, а это грех!
— Ну, сразу — так сразу, — согласился кум, разливая.

…В лесу мы свернули с песчаной дороги на траву и остановились у столика с лавками.

— Ну, — сказал Иван, расставляя стаканы, — шоб Бога зря не гневить. А то, он нам — святых на каждый день, а мы как не люди вообще. Нельзя.

standart-nature-050.jpg

Сидели под сосной. Через дорогу, под другой сосной, тоже был столик с лавками. Столики из досок, лавки — из слегка отёсанных брёвен.

Но там, на той стороне, работал дятел. Долбил как стахановец, не останавливаясь. Кора и щепки летели во все стороны, а стук стоял такой… ну, вот как бы это объяснить, какой?..

В Заготконторе раньше всегда ящики были нужны. Так их директор с утра наберёт по Хутору алкоголиков, выдаст им всё, что надо, они и давай эти ящики сколачивать. Молотками то по гвоздям, то по пальцам — руки ж трясутся. Сами вопят, сами колотят. Один ящик — десять копеек. Бутылка «Агдама» — семнадцать ящиков. Вот и колотили.

Так вот, куда им всем до того дятла! Этот стучал точнее, громче и быстрей всех алкоголиков вместе взятых. При этом не вопил. Сразу видно — отбитый на всю голову.

…Ванька резал сало. Не выпуская из рук ножа, он отмахивался от комаров крестным знамением. Смотреть на него было боязно: бойко крестящийся ножом Иван напоминал Каина на тренировке.

look.com.ua-74946.jpg

Я разлил.

— За что? — спросил кум, берясь за стакан и поворачиваясь к Ивану. — За Лохматого твоего?
— За Власатого, — поправил Ванька. — С Богом! Помидоры берите…

***

…И тут над нами раздалось неожиданное «ку-ку». Как по команде мы задрали головы. Кукушка с ветки тоже уставилась на нас.

— Ну? — спросил кум. — Ещё чего скажешь? Или нам так и сидеть?

Серая тварь перескочила на другую ветку и демонстративно взялась чистить перья. Иван поставил стакан на стол и потрогал себя за бок.

— Не нравится мне это, — сказал он. — Шо-то и в больнице тоже ничего хорошего не говорят последнее время…

Далеко, за лесом, раздался сдвоенный тепловозный гудок. Кум посмотрел на часы.

— «Кукушка» с Хутора на Белую Берёзку пошла.
— Гля, и эта только один раз гавкнула и всё, — заметил Иван. — У вас как со здоровьем вообще?..

Он задрал голову вверх:

— Так и будешь там молчавши торчать? — спросил он. — Или в тебя палкой кинуть?
— Всё! — яростно сказал кум, сгребая стаканы. — Не хрен тут высиживать! Пошли под дятла!

Мы быстро собрали самогон и закусь и чуть не бегом перебрались на ту сторону.

— И вёдра прибери! — мрачно бросил кум Ивану. — Не хватало ещё по ведру каждый год покупать…

Дятел продолжал долбить.

— Считай, Иван, — распорядился кум. — Считай, токо не сбейся. А то он шо-то быстро как-то…

Мы пили, каждый время от времени то стряхивая с головы, то аккуратно вынимая из стакана то, что он там надолбил и нам сверху накидал.

— Я не за себя, — объяснил мне кум. — У меня пока нормально вроде. У меня токо давление и то не всегда. Я, как оно подскочит, — сразу до гинекологии. Там Борька шо-то даст — и опять нормально.

Борька — наш одноклассник. Он у нас в районной больнице главным гинекологом работает. Другим врачам мы не доверяем, а Борька свой, не обманет. Поэтому и ездим только к нему, кто с сердцем, кто с печенью. У Борьки в отделении баб и мужиков всегда поровну. Кто чужой загляни, так хрен он поймёт, кого и от чего в той гинекологии лечат. А мы привыкли.

X3XjlibL.jpg

…Минут через двадцать, когда самогон закончился, кум спросил:

— Скоко там, Вань, он нам настучал?
— За двести, — ответил Иван. — Я потом сбился, но за двести — точно.
— На троих двести — за глаза, — сказал кум, решительно поднимаясь. — Вставайте, я вон уже маслёнок вижу…

***

…Я тут прикинул, этим летом на меня, на кума и на Ивана двенадцать лет вместе вышло. Хотя, казалось бы — простой дятел. А если и правда, что он тогда за двести ударов надолбил, так вообще шикарно! И грибов, кстати, нормально набрали. Очень удачно сложилось, не то, что с кукушкой этой. Правда, через год куму всё равно пришлось новое ведро покупать: старое ему трактор переехал. Но это, я думаю, не считается…

Tags: