Портреты лобзиком

Февраль 3, 2019 7:00 пп

Диляра Тасбулатова

Тут на каком-то канале, одном из главных, собрались всякие такие звезды и прочие медийные лица и стали обсуждать — хорошо это или нет — татуировки.

Я включила в том месте, где в студию пришел человек в голубом свитере, но почему-то с соскАми. Я-то думала по своему невежеству, что это вывязанные соски посреди каких-то вывязанных же рун — а это оказалась сплошное тату и человек был голый по пояс.

А напротив него сидела Настя Волочкова с большими новыми сиськами, черными густыми бровями, загаром, как на маскераде, изображающем туземцев, с квадратными когтями от ногтевого сервиса наверно Лены Лениной и в предельном мини.

Настя, жеманясь и хлопоча своими бровями из меха куницы, не меньше, сказала что какое безобразие сидеть как будто в свитере. И что типа какая женщина захочет мужчину в свитере, тем более он не в свитере, а свитер типа нарисованный. И соски на нем не видны. А без сосков какое может быть желание у женщины — никакого не может быть, я вам как очевидец говорю.

И тут ей кто-то возразил, какой-то накрашенный мущина, что он, к примеру сказать, любит делать всякое такое в свитере, и ничего. И даже соски ему не оченно и нужны — обойдусь типа без них.

Настя вдруг стала дико хохотать, сгибаясь пополам.

Сквозь слезы, от которых стали отклеиваться ее ресницы, Настя приговаривала: ржунимагу, татуировки с сосками, ой нимагу

Настя хохотала и сучила своими длинными ногами, тоже покрытыми туземным загаром, пока в дело не вмешалась Юлия Рутберг и строго сказала Насте:

— Чего это вы смеетесь? Встаньте!

Настя с удовольствием подчинилась и камера показала ее длинные ноги обутые в золотые колодки. Типа платформ примерно так 20 см.

Рутберг строго выговорила Насте, что типа каждый человек имеет право налево, показать свою индивидуальность и соски, вас ведь никто не обсуждает, такие дела.

Настя надула свои губки, потупилась и стала почесывать свои ноги в колодках, извиняясь детским голоском что никому не причиняет зла.

Тут в дело вступила Елена Проклова, сказав что она вот не татуирована, но уважает всех кто выражает свою ..эту..как ее.. в общем, выражает.. как это? что он тоже, эт самое..человек. А не толпа (примерно так она разговаривает)

Тем временем в студию зашел какой-то тип, оказавшийся отцом невесты человека с сосками.

Отец невесты сказал, что хотел убить своего зятя, хотя профессии у них похожи.

— Я, — сказал тесть, — рисую портреты типа лобзиком.

— Портреты кого? — спросила ведущая Лера Кудрявцева, глядя на этого сурового гражданина сквозь частокол ресниц, напоминающих мой ежик для мытья узких бутылок.

— Умерших, — мрачно сказал тип и выразительно взглянул на своего зятя с сосками.

— На надгробьях рисую, — добавил он угрожающе.

Зять весь сжался, от чего пропали его соски, которые он, сжавшись, спрятал на своем жирноватом теле, и так и сидел, пока тесть сказал что простил его и больше не будет убивать, хотя внешний его вид ему не тово-с, но вот профессии схожи — оба они рисуют — один мертвых, другой — руны. И каких-то оленей с ягелем, как на свитере.

Тут Настя, расстроившись, что выпала из поля зрения камеры и больше никто не увидит ее провокационных ног, вскочила и стала говорить что ей вот делал тату тот, кто делал Джоли и начала совать свою спину камере.

Оператор немного наехал камерой на спину Насти, которая тем временем ворковала, что это был буддистский монах, очень мудрый типа человек, который был как раз после тату Джоли и еще не успел отдохнуть.

И тут опять слово взяла Проклова и заикаясь стала говорить, что все мы люди и надо быть..это.. добрее. это, в общем.

В общем напрасно вы телик не смотрите, ох, напрасно.
(Финала я не видела — опять меня мама погнала от телика, потому что хотела смотреть канал Хистори, наверно, опять про Генриха 8-го, как вчера)

Loading...