Политинформация

1394

В детстве, в секции бокса, каждая понедельничная тренировка начиналась, как и все тренировки в СССР, с политинформации.

Однажды, во время такой политинформации, тренер спрашивает одного шустрого паренька по прозвищу Колька-цыган:

– А скажи, Николай, кто у нас является министром иностранных дел?

Колька встал, перекинул из руки в руку кругляшок кистевого эспандера, и с умным видом начал отвечать:

– Министр иностранных э-э-э…

– Дел, – подсказал тренер.

– Дел, – подтвердил Колька, – у нас э-э-э, у нас… в стране.

– Кто? – спросил тренер.

– Министр иностранных дел у нас э-э-э, э-э-э… в стране-е-е.

– Андрей, – подсказал тренер.

– Андрей, – повторил Колька.

– Кто.

– Андрей, – повторил Колька.

– Андреевич, – подсказал тренер.

– Андреевич, – повторил Колька.

– Кто.

– Андреевич, – повторил Колька.

– Кто.

– Андреев!! – с искренним восторгом догадался сметливый пацан, весело заржав. С усиленной энергией начав сжимать эспандер.

Группа загоготала ещё громче, так и не расслышав настоящую фамилию министра Громыко, которую сказал тренер, в сердцах сплюнув из-за неуча-цыгана. Подав свисток к началу занятия.

Прошли годы… Десятилетия. Эпоха.

Наш тренер трагически скончался в полной нужде и одиночестве, неприкаянный, жутко болевший. Когда умер – никто не знает, ведь все занимались, когда выросли, своими делами. Забыв наставника. Да и страна, ради которой кое-кто из нас добился немалых спортивных успехов, не больно-то помнила о своих «бронзовых», «серебряных», «золотых» бойцах.

Жизнь повернулась таким образом, что спортсменов постигла в новой России незавидная участь. Многие канули в лету, сложив головы за чью-то безопасность, чьи-то амбиции, деньги, славу. О чём это я…

Ах да, кстати. Колька-цыган, оплошавший тогда в политучёбе, стал, как там у них называется: цыганским бароном. Что-то типа царя-батюшки в целом цыганском пригороде, огороженном нехилым бетонным забором. Куда не больно-то любит наведываться полиция: свои законы, правила, устои. Свой монастырь, в общем.

Уверен, что и о нынешнем министре иностранных дел Колька-цыган слухом не слыхивал. А зачем они ему все нужны, прихвостни?