Пока на морском дне не обнаружили затонувший «Титаник», обо мне никто не вспоминал

20 апреля, 2022 6:12 пп

Seva Novgorodsev

Seva Novgorodsev:

Как то, еще на Би-би-си, в нашу комнату зашла сотрудница из индийской службы. В руках она держала микрофон и записывающее устройство. «Вы — русская служба?» — спросила посетительница. Мы покивали головами. «Я собираю материал о суевериях, есть ли среди вас суеверные, скажем суеверные женщины?»
Я не против помочь коллегам из индийской службы, но от вопроса о суеверных русских женщинах что-то во мне восстало. «Уважаемая, — сказал я ей вежливо, — в этой комнате верующие есть, но суеверных нет. Попробуйте соседнее помещение вдоль по коридору, там, насколько я знаю, не верит никто». Индийская коллега ушла и я поймал себя на мысли о том, что проблему веры и суеверия в индийской службе, быть может, понимают иначе.
И верующий и суеверный признают, что есть удача и везенье, или наоборот, неудача и невезенье. Жизнь хаотична и непредсказуема и некоторым явно везет.
Одна из них — Мильвина Дин, дожившая до 97 лет в родном Саутгемптоне. Именно там, новорожденным младенцем, она в апреле 1912 года поднялась на борт пассажирского лайнера «Титаник» в кабину третьего класса.
Ее родители, вообще то, купили билеты на другой пароход, но тогда была стачка угольщиков и их перевели на Титаник. Семья уезжала в Америку в поисках лучшей жизни, у отца были родственники в Канзасе, где он собирался открыть табачную лавку. Именно папа одним из первых услышал скрежет льда по корпусу, пошел узнать в чем дело, вернулся в каюту и велел жене срочно одевать детей и выходить на палубу.
Жену с двумя детьми посадили в спасательную шлюпку. Они спаслись в числе первых 706-ти пассажиров, уцелевших в аварии, но отец остался на палубе тонущего корабля и ушел под воду вместе с ним.
Мильвина Дин с матерью вернулась в Саутгемптон, закончила школу и пошла работать машинисткой и секретарем. Проработала всю жизнь, вышла на пенсию и позже попала в дом престарелых. Пока было возможно, продавала ценное, например, с аукциона ушел чемодан с вещами, которые были выданы семье пароходством как компенсация за потерянное.
Потом деньги кончились, за содержание платить стало нечем. Долги ее, в конце концов, вызвались погасить Леонардо Ди Каприо и Кейт Уинзлет, звезды кинофильма «Титаник», а также режиссер картины Джеймс Камерон, которые пожертвовал в фонд Мильвины 20 тысяч фунтов.
Сама она хорошо понимает, что без известности не было бы и внимания. «До 1985 года, пока на морском дне не обнаружили затонувший Титаник, обо мне никто не вспоминал. Но потом, особенно после фильма, я стала просто знаменита. Кто мог ожидать такое на старости лет?»
Мильвина Дин ушла из жизни в июне 2009 года последней из всех оставшихся в живых пассажиров Титаника.
Младенцем спаслась, прожила долгую жизнь.
Можно сказать, что ей повезло.
И еще.
В августе 2007 года на одном из лондонских аукционов на продажу был вытавлен скромный ключ от шкафа. Предполагаемая продажная цена – 70 тысяч фунтов, 110 тыс. долларов.
Что за ключ, может, он из платины? Нет, обычный, железный ключ. На медном колечке – табличка: «Корабль Титаник», в комплекте с ключом — открытка с утонувшего пассажирского лайнера. Такую открытку вполне мог послать какой нибудь пассажир перед выходом Титаника в море, в предвкушении трансатлантического перехода этого чуда современной техники, но откуда ключ?
Владелец ключа, второй помощник капитана Дэвид Блэр перед самым рейсом был переведен на другое судно, причем переведен в такой спешке, что забыл передать ключ сменщику. Ключик был от ящика, а в ящике лежал судовой бинокль.
Бинокль этот, по версии аукционного дома, должен был выдаваться вперед смотрящему вахтенному, который в тот фатальный вечер 14-го апреля 1912 года, примерно в половине двенадцатого ночи, изо всех сил всматривался в горизонт, поскольку известно было – вокруг айсберги. Этот вахтенный Фред Флит, как ни странно, остался жив. Он говорил потом – «да будь у меня бинокль…»
Фреда Флита можно понять, ведь его недосмотр на баке (на том самом месте, где в фильме Леонардо Ди Каприо ухаживает за Кейт Уинзлет) стал причиной аварии исторического масштаба. Фред все же увидел айсберг, но невооруженным глазом заметил его поздно, до аварии оставалось всего 37 секунд.
Остальное известно – столкновение с айсбергом, вернее, касательный контакт — ледяная глыба проскребла по корпусу. Повреждение было небольшим — всего 12 квадратных футов, но при этом задеты были пять водонепроницаемых отсеков, в корпусе полетели заклепки, ставшие хрупкими от мороза, вода хлынула в машинное отделение.
На лайнере было свое почтовое отделение и его работники проявили чудеса трудового долга и героизма. До самой последней минуты, когда палуба была уже под водой, они спасали размокшие мешки с почтой. Так и погибли на своем посту. Начальник почты, Оскар Вуди, в тот вечер со своими коллегами праздновал свой день рождения.
В последний момент, с тела уже мертвого почтмейстера Оскара Вуди сняли ключик на цепочке, его потом передали вдове покойного, Лейле. В своем завещании Лейла оставила ключ масонской ложе, в которой состоял ее супруг. Сто три года спустя этот ржавый ключик на дешевой цепочке, вроде той, что раньше крепили к бачку в туалете, тоже был выставлен на аукцион и ушел за немалую сумму.
Два ключа, две судьбы.