“Подозреваемый просто пропадает и всё…”

13 августа, 2018 7:12 дп

Альфред Кох

Альфред Кох поделился :

Осуждать других за то, что они под пытками на кого-то донесли или кого-то оговорили может только тот, кто сам в аналогичных обстоятельствах устоял и выдержал все это.

Все остальные имеют право на такое осуждение только в том случае, если они абсолютно уверены в своей стойкости. Даже если им засунут бутылку от шампанского в жопу.

Ну, кто тут такой герой? Отзовитесь?

Дмитрий Динзе:

ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ДЕЛА. НЕМНОГО МЫСЛЕЙ ДЛЯ ОСУЖДАЮЩИХ С ЦЕЛЬЮ ИЗБЕЖАНИЯ СУБЪЕКТИВНОГО ВОСПРИЯТИЯ. ПО МАТЕРИАЛАМ ДЕЛ «СЕТИ», «МЕТРО», «ДИВЕРСАНТОВ», «АУМ».

Сейчас постоянно задают вопрос относительно правильности действий некоторых обвиняемых по уголовным делам террористической направленности, о заключении досудебного соглашения или дачи признательных показаний, или признание определенных фактов без признания своей вины.

Из практики следует, что, в основном, по всем уголовным делам террористической направленности людей пытают, просто избивают, или содержат в местах заключения без надлежащего оформления документов.

Кроме того, многим предоставляются адвокаты, которые, так или иначе, сотрудничают с органами предварительного следствия. Получается, что подозреваемые в период их задержания, или проведения в отношении них следственных или оперативно-розыскных мероприятий находятся в полностью бесправном положении.

Как правило, схема силовиков очень простая. Они вычисляют подозреваемых, задерживают и после этого «прессуют», при этом методы могут быть разные – уговоры, содержание в местах изоляции несколько дней, насилие, психологическое давление.

Уговоры, это самый лайтовый вариант работы с подозреваемыми, как правило подключают адвокатов по назначению, родственников, и сюда же иногда включают психологическое давление.

Изоляция осуществляется в секретных тюрьмах, помещениях оперативных подразделений или возят по отделам полиции.

Сотрудникам ФСБ проще всего, они увозят в свое управление, куда доступ ограничен и пройти туда адвокату, или иных лицам, а также другим надзирающим представителям тоже в принципе невозможен.

Подозреваемый просто пропадает и всё, только спустя несколько дней материалы вместе с подозреваемым передаются следователю, который уже оформляет все документы на основе оперативных материалов, по данной схеме человек проходит через психологическое давление, насилие.

Насилие, пожалуй, самый эффективный способ, который используется многими правоохранительными органами. Насилие производится при задержании, этапировании, во время содержания в секретных тюрьмах, в служебных кабинетах, отделах полиции.

Используются электрошокеры, поливание водой, избиение, сексуальное насилие или насильственные действия сексуального характера.

Психологическое давление универсальный способ, используемый на всех этапах, указанных выше.
Используя все указанные методы работы с подозреваемыми, как правило, есть и исключения в 1 проценте случаев, задержанные себя оговаривают или дают признательные показания, которые соответствуют оперативным материалам.

Если ранее уже были задержанные, которые проходили по схеме «пресса», то последующим задержанным предъявляются факты и обстоятельства, по которым бессмысленно что-то отрицать, или утверждать, что таких фактов не было или молчать. Факты, облечённые в форму доказательств – явка с повинной, признательные показания под видео, очные ставки, оперативные справки со слов, вещественные доказательства.

Исходя из практики судов, все, закреплённые фактические обстоятельства в отношении подозреваемых и последующих лиц, принимаются в качестве доказательств, на основании которых осуждают лиц без проблем.

Аргументы относительно пыток или незаконных действий оперативных сотрудников не принимаются и не учитываются, в особенности по уголовным делам террористической направленности. Даже некоторые представители адвокатского сообщества указывают, что это отдельная категория уголовных дел, где существуют свои правила (мнение одного из членов Совета адвокатской палаты г.Москвы).

Таким образом, нельзя осуждать или порицать лиц, которые попали в область уголовного судопроизводства по делу о терроризме, говорить, что продал всех или лично кого-то, потому что в нашей стране, люди подозреваемые в терроризме проходят просто через «Правовой ад» и «Правовое безразличие».

Здесь каждый сам для себя решает, как он будет ВЫЖИВАТЬ на первых этапах задержания и последующей работы с ним. Практика по уголовным делам, в настоящее время такая, что, либо ты получаешь минимальный срок, или уезжаешь далеко и надолго, не признавая свою вину.

Военные суды вообще не принимают аргументов невиновности, насилия, психологического давления, несоответствия фактов, самооговор. Рассмотрения дел проходят быстро, исключительно с обвинительным уклоном, в максимально короткие сроки.