Подкаблучник

1630

Олег Утицин:

— Решил я тут бросить курить и стал курить меньше, на тонкие сигареты перешёл, — рассказывает Шурик-газелист, подсев за наш столик в пляжном кафе с видом на море.
С тенью и ветерком.
— Жена мне говорит:»Что ты делаешь? Не ломай себя! Кури, как курил! Вот пьянство это — это поменьше делать надо. Немножко..»— Вот ты какая, — говорю я ей (это Шурика история продолжается, — авт.), —

— Тогда я специально буду теперь и курить больше, — отвечает Шурик жене, — и пьянство больше буду делать, а если мимо женщина красивая проходит? Кто тут может сдержаться? Только мёртвый! А ты должна гордиться, что твой муж живой ещё!

— Ладно, — говорит жена, — На женщин твоих я тоже готова закрывать глаза, но только при одном условии — чтобы они были бы такие же стройные и красивые, как я, а не какие-то там отдыхающие каракатицы…

— И ты, Шурик, слушаешься жену? — (это уже авт. спрашивает). — Ты, может, подкаблучник?…

— Как не слушаться? Конечно, не слушаюсь! Иногда такие каракатицы в маршрутку ко мне садятся!!! Ауф!!! Одна от границы в Гагру попросила подвезти. Пока то-сё, Гагру пролетели, смотрю уже Новый Афон. По тормозам. А она мне:»Ой, как мне нравится эта Гагра…»

— Слушай, Шурик, — говорю, — Тут скоро одна девушка фотохудожница приезжает, будет делать большой фоторепортаж об Абхазии для очень известного журнала. Знаешь такой..? — я произнёс название.

— Знаю, конечно! Как не знаю? А она меня сфотографирует?

— Тебя на обложку обязательно, — говорю. — Сможешь повозить её, места всякие показать. В Абхазии, имею в виду…

— Нет вопросов…

— Только ты аккуратнее, смотри, чтобы жена твоя её фоток потом не нашла у тебя в Газели где-нибудь под сиденьем. Или в журнале этом самом. У тебя жена этот журнал выписывает?

— Моя жена? — уточняет Шурик. — Она у меня валидол только выписывает…