11391260_947157428668631_6920365819866411419_n
От Марины Шпагиной, страница 42

Реформы по-прежнему остаются делом элит, а не улицы. Вопрос в том, когда элиты, наконец, выйдут из ступора, договорятся между собой и решатся на преобразования. Пока они к этому не готовы.

Деятельностью Владимира Путина на посту президента довольны 86% россиян, отчитался Левада-центр по итогам майского опроса. До этой отметки рейтинг добрался ещё в феврале, с тех пор удивительная цифра гуляет по разным источникам, и каждый вкладывает в неё свой смысл. Я тоже хочу поразмышлять над ней. Предупрежу, что я не специалист в социологии и опираюсь лишь на очевидные, как мне кажется, цифры и факты.

1. За вычетом одобряющих и затруднившихся с ответом, остаётся ещё 13% граждан, высказавших недовольство. Не так уж мало, учитывая, что в существующей среде отказ в поддержке – это явно позиция, и что о ней заявлено открыто.

2. Кто эти люди?

Предпринятый мной микроопрос даёт очевидный ответ насчёт критически настроенных 13%: «пятая колонна, национал-предатели, агенты госдепа, любители шакалить у иностранных посольств, либералы и т.д.». Портрет не лестный, но какой уж есть.

Интереснее, впрочем, разобраться не с ними, а с теми, кто входит 86%.

3. Сторонники и поклонники

Считается, что к электоральной статистике в периоды относительного спокойствия общества применимо распределение Парето («правило 20/80»). С помощью кривой Парето проводят анализ неравномерности распределения голосов, поданных за разные партии на выборах, оценивают уровень партийной конкуренции и т.д.

Так вот с учётом правила Парето активных сторонников у президента примерно 20% от 86%. Выходит, что их примерно столько же, сколько и открытых противников (13% от 100%).

Остальные 80% из 86% — это «последователи»: те, кто просто присоединился к большинству, конформисты, проще говоря. И те, кто, отвечая на вопрос «да», по сути, говорит социологам: отстаньте, не до вас.

4. Безусловно, поддержка у президента есть, и очень значительная. Но поднебесный уровень его одобрения, зафиксированный опросом, при довольно средненькой оценке деятельности остальных ветвей власти, скорее подтверждает, чем опровергает тезис о конформистах.
Согласно тому же опросу Левада-центра:
• — 23% считают, что «страна движется по неверному пути» (ещё 17% затруднились с ответом);
• — 40% не одобряют деятельность правительства;
• — 50% не одобряют деятельность Госдумы (одобряет меньшая часть — 49%).

5. Так что одобрение этой группой действующего президента вовсе не значит, что их абсолютно всё устраивает, и у них вовсе нет запроса на перемены. Запрос есть. Но они не хотят радикальных перемен.

Поэтому 86% одобряющих стоит рассматривать не как клинический случай общественного сумасшествия, а, скорее, как свидетельство того, что сильного внутреннего конфликта, раскола в обществе нет. И это скорее хорошо, чем плохо. Это значит, что реформы — а запрос на них, как видим, есть — по-прежнему остаются делом элит, а не улицы. Вопрос в том, когда элиты, наконец, выйдут из ступора, договорятся между собой и решатся на реформы.

6. Пока мы этой готовности не наблюдаем. Якобы имеющаяся колоссальная поддержка не используется совсем. Возможно, именно потому, что все слишком хорошо знают её настоящую цену.

Для иллюстрации можно припомнить, как бодро шли реформы при ельцинских всего-навсего 30%. Почему?
Один из ответов заключается в том, что в периоды социальных обострений правило Парето к электоральной статистике не применимо: каждая из сторон мобилизует сторонников из числа конформистов, и чем острее ситуация, тем меньше доля тех, кто продолжает, по сути, сохранять нейтралитет, по форме присоединяясь к большинству. Большинства-то нет, приходится выбирать, к кому присоединяться.

Так что иногда 30% ярых сторонников могут иметь больший вес и значение, чем 86% якобы со всем согласных.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks