Подарок от бормановской фирмы!

1135

kinopoisk.ru

Алексей Курганов

Наш уличный партайгеноссе, или Особенности национального самогоноварения (миниатюра)

«Мишку Шихмана не трожь, у него предвиденье. Что мы видим, говорит, в наше телевиденье?». Эта песня Высокого – одна из самых любимых у Сани-Бормана. Саня – один из самых популярных у нас в микрорайоне самогонщиков. Популярность эта вполне объяснима: Борман с самогонкой не хитрит, димедролом и прочей медицинской гадостью её «для убойности» не заправляет, и наливает всегда честно, грамм в грамм, согласно прейскуранту цен на сегодняшний день. За такую глубоко порядочную, принципиальную позицию народ его уважает. Борман – порядочный человек. Об этом все говорят, это все знают, за это его все хвалят.

— Машина сломалась, — говорит он, вздыхая и хмурясь, когда я сегодня утром появился на их улице с традиционной  целью.

— Самогонная? – расстроился я.

— Да, дураком быть, конечно, легче, — соглашается Борман язвительно. – У дураков ничего никогда не ломается. Потому что нечему. Самогонный – это аппарат. А машина – это которая на колёсах. «Жигули» называется. Девятой, между прочим, модели.

Морда у Бормана хотя и не особо широкая, но круглая, волосики жиденькие, уложенные на пробор, выражение глаз строго-добродушное (левый глаз косит: в детстве баловался самодельной «поджигой», взорвалась у него прямо перед носом, вот и результат). Фигура у заместителя Гитлера по партийной части коренастая, но начинающая грузнеть,  с намечающейся отвислостью живота. Своё прозвище он получил из-за поразительного внешнего сходства с известным партайгеноссе Юрием Визбором — гражданином Борманом из «Семнадцати мгновений». Только тот там, в киносериале, был вечно хмурый и вечно чем-то недовольный (да и кому ему улыбаться-то? Штирлицу, что ли, этому врагу нации, вечной угрозе сытой жизни на фашистской земле?), а с саниного лица улыбка, наоборот, редко когда сползает. Он доволен своей жизнью, она, жизнь, довольна им, Саней. Опять же серьёзное увлечение самогоноварением даёт ему существенный приварок к инвалидной пенсии: Борман – дважды инвалид. Первый раз –  по этому самому глазу. Второй – по сердечному заболеванию. Если уж начистоту, то на нём, Бормане, пахать можно и сеять. Но только не подкопаешься: кривизна глаза есть? Есть? Инфаркт был? Был. Инвалидность положена? Положена. Так что пожалте пенсион. А поскольку жить на такую смехотворную сумму всё равно очень скучно, то нужно варить мозгами насчёт дополнительного стабильного дохода. Вот он и «сварил» — занялся самогоноварением на продажу.

— Менты-то не дёргают? – спрашиваю его участливо.

— Не, — мотает он головой. – Сами у меня затариваются.

— Им-то наверняка со скидками отпускаешь…

— А иной раз и бесплатно… — вздыхает он. – А куда денешься? Хотя сейчас за самогонку не сажают. Не при коммунистах, слава Богу, живём.

— А чем тебе при коммунистах-то плохо было?

— Нет, неплохо, — соглашается он. – Только скучно: это нельзя, это нельзя, об этом и думать не моги. Сплошной железный занавес.

Сейчас он явно  блефует: какие уж у него-то могли быть «железные» занавесы! Тоже мне, диссидент-самогонщик, борец с режимом за свободу брагоприготовления!

— Тебе чего, отпустить? – спрашивает он и привычно хвастается. – Только сегодня выгнал. Не продукт – слеза божья! Сам бы пил, если бы не сердечко.

И многозначительно хлопает себя по левой стороне груди. Там – сердце с послеинфарктным рубцом. Его, сердце, надо беречь.

Я киваю и протягиваю деньги. Борман идёт в дом, выносит наполненный на три четверти стакан и кривой солёный огурец. Огурец — бесплатно, подарок от бормановской фирмы и, одновременно,  реклама и тонкий расчёт:  наш народ любит, когда ему чего-нибудь перепадает бесплатно.

Я выпиваю, благодарю кивком и хрумкаю  удивительно вкусным, несмотря на неказистый вид, огурцом. Сегодняшняя самогонка Борману действительно удалась.  Впрочем, она у него всегда отменного качества. Он, Саня Борман, очень ответственный человек. Только такие люди, беззаветно-скромные труженики, прогрессисты и пропагандисты новых экономических отношений, могут поднять Россию с колен и вынуть их всех экономически кризисных ж.., предварительно достав, ободрав и обобрав её до самого ливера!