Под шляпой…

1821

Аддис Гаджиев:

«КАКВВАКУУМЕ»

Высыпавшая из самолета толпа прибывших, сразу попала под знойное солнце, жара была аномальная и поэтому все поспешили в прохладу здания аэропорта, известного на весь мир.

Здесь, повинуясь указаниям офицеров иммиграционной службы, бесчисленные толпы пытающих счастья, аккуратно, распределились по множеству пограничных кабинок.

Кого только тут не было и все покорно стояли, ожидая своего счастливого момента приглашения к стойке, где за стеклом важный и усталый служащий задавал множество вопросов, от причины прибытия и длительности пребывания, до данных о вашем заработке и фамилии матери и цвете ее глаз.

Высокий мужчина , с восточным интеллигентным лицом под широкополой темной кожаной шляпой и с копной седых длинных волос торчащих из под нее, одним из последних покинув самолет, очутился в конце длиннющей очереди .

Подмышкой мужчина держал большую «дермантиновую» папку формата А4, а через плечо висела небольшая сумка со всеми его пожитками, все это составляло нехитрый скарб прибывшего.

Сразу же к мужчине подошла темнокожая девушка в форме сотрудницы пограничной службы, пригласив в отдельную кабину.

Проследовав мимо многочасовой очереди ожидающих и под их неодобрительные взгляды, мужчина оказался в стеклянном аквариуме — комнате, в которой за небольшим офисным столом восседал крупный офицер.

«Как в вакууме… » — подумал наш герой оглядевшись.

Вяло поинтересовавшись наличием в багаже или ручной клади фруктов и овощей, и особо не интересуясь больше ничем, служащий кивнул на выход, чуть не позабыв поставить штамп о прибытии и пересечении границы.

И всё.

Ни тебе тщательных досмотров багажа, ни каверзных вопросов о намерениях, ни многочасового мучительного ожидания, ничего ,штамп и кивок…

********************************************************************

Жара для этих краёв была диковинная.

Днём плавился асфальт и следы от протекторов автомобильных покрышек отпечатывались на тёмной поверхности дорожного полотна.

Местные старались не выходить без нужды на улицы, количество машин на улицах резко упало.

Кондиционеры натужно урчали, плача каплями поглощаемой из воздуха влаги, на фасадах красивых домов, облицованных травертоном-песчаником, редким камнем, которого здесь было в изобилии.

Вся жизнь местного люда переместилась к морю.

Все, у кого были дачи, все те,  у кого оных не было, все старались очутиться на многочисленных городских пляжах, стараясь не вылезать из морской воды, которая кстати тоже была уже близка к температуре тела.

Мужчина с седой копной волос не имел дачи и не имел никакого желания плескаться в море.

Он днями сидел в окружении своих четырёх кошек, в зашторенном кондиционированном помещении и у него не было никакого желания что-то делать .

Работы в последние полгода не стало, телефон в съёмной квартире молчал, да и кризис среднего возраста, оказавшись как нельзя не кстати, вносил свои нотки тревоги в его психологическое состояние.

У него не было ни родных, ни друзей, лишь подобранные бездомные четвероногие питомцы скрашивали его одиночество.

«Как в вакууме…» — всплыло в его голове…

 

*******************************************************************

 

Выйдя на улицу из помещения аэропорта, мужчина попал под палящие лучи солнца.

В этой стране никого из близких друзей у него не было, лишь давняя любовь, да и та уже успела порядком его подзабыть и растолстеть.

Сев в такси, он указал адрес и провалился практически в забытье.

Очнулся он уже в больничной палате, в окружении десятка врачей.

С гипертоническим кризом на больничной койке в палате реанимации одного из лучших госпиталей страны.

Он и не помнил сколько времени тут провёл, но прошло уже достаточно много, судя по значительной щетине на лице, некогда гладко выбритом.

Стерильная чистота помещения, белые халаты врачей и медсестёр, идеальная чистота пола, в котором отражались хромированные стойки капельниц и огоньки аппаратов поддерживающих жизненные функции.

Было тихо…

«Как в вакууме..» — который раз за последнее время промелькнуло в мыслях.

Пришедшая полная темнокожая сестричка с ворохом бумаг, предъявила счет за пребывание в лечебнице.

Денег таких у нашего героя не было, о чём он с горечью ей и поведал.

Девушка ненадолго покинула помещение и вернувшись, гордо сообщила мужчине, что так как он выиграл «гринкард» и ищет счастья в новом месте, то медицинское учреждение берёт на себя все расходы, связанные с лечением и пребыванием, достаточно длительным.

 

*******************************************************************

 

Жаркий день перешёл в не менее знойную ночь.

Мужчине не спалось .

Он долго ворочался на своей кровати.

Окна и двери были распахнуты настежь, лёгкие портьеры висели бездвижно.

С улицы не доносились никакие шумы и мужчина, обнаружив отсутствие сигарет и гонимый желанием покурить, одевшись и накинув на голову кожаную шляпу, с которой он не расставался никогда, сев за руль своего авто, выехал со двора.

Машин в столь позднее время не наблюдалось и желая сократить путь следования, он крутанув руль, пересек разделительную полосу.

Сине-красные огоньки люстры полицейского автомобиля в зеркальце заднего вида ,внезапно ослепили его.

Подчинившись приказу, он остановился на обочине, обречённо протянув подошедшему грузному полицейскому с заспанным лицом водительские документы.

Офицер, недоуменно смотрел на странного, с интеллигентным восточным лицом мужчину, с копной седых и спутавшихся торчащих из под кожаной шляпы волос, встретившимся ему в столь позднее время и казавшимся инопланетянином…

Повертев еще с минуту документы, он вручил их обратно собственнику авто, так и не выписав никакого штрафа  и пожелав быть впредь повнимательнее на дорогах.

«Люстра» вновь вспыхнула и скрылась в темноте жаркой южной ночи.

Никого вокруг не было.

Он повернул ключ в зажигании. Двигатель молчал.

Его старенький автомобиль, бессменный друг его одиночества, не выдержал видимо жары.

Мужчина вышел из авто, захлопнув дверь и взглянул на тёмное звездное небо без единого облачка, усыпанное бриллиантами звезд.

«Как в вакууме..» — подумал он и растерянно побрёл по расплавленной мостовой в неизвестном направлении.

 

 

Аддис Гаджиев /13.08.2017/Москва