Такой вот вопрос, который я сам себе постоянно задаю.

Я перестал работать журналистом в 2010 году. Это было осознанное решение. Я не из той плеяды талантливых журналистов, которые в свое время стояли у истоков независимой российской журналистики, которые создали «Коммерсантъ», «Эксперт», таких, например, как Олег Утицын. Не из тех, попросту потому, что когда они начали заниматься второй древнейшей, я еще был довольно глуп и юн. Не отрицаю, что и сейчас, возможно, кто-то скажет, что я еще довольно молод и глуп.

Я начал заниматься журналистикой в 2002 году. Я уволился из казино, где работал дилером (или крупье). Среди моих знакомых были журналисты,  еще только начинающие и они знали, что  на досуге я пишу рассказы. «Дима, почему бы тебе не попробовать?». Ну, я и попробовал. Первая моя статья в глянце,  в Архангельске был такой журнал «Столица» (имелась в виду столица Севера), называлась она «Пожиратели букв». Статья о том, что любят читать архангельские интеллектуалы. Представляете, был такой запрос в обществе.

Когда новоиспеченный журналист приходит в «инфополе» он как слепой щенок, тычется во все углы, бьется  своей глупой головой. Шишки, которое это «животное» набивает себе, позднее становятся его опытом. Не буду долго описывать, как я набирался опыта. Просто скажу, что раньше, даже уже при Путине в 2002 году существовали-таки различные политические группировки. И тогда было много продажных журналистов, которые писали то, что нужно хозяину. Но они  могли выбирать себе хозяина, к тому же, было еще такое, что твое мнение совпадало с мнением той или иной группировки (политические элиты, как модно это называть). Ну и вообще, можно было лавировать между всеми этими политическими узлами, как вирус, подавая свою идею, глупую и наивную: свобода, либерализм, демократия. Как бы наивно это ни звучало. Знаете, как внутри партий называли идейных людей? «Идейные ебанашки».  Потому, что даже если ты в «Яблоке» и  являешься депутатом областного Собрания, то ты все равно идешь на сотрудничество с существующей властью, когда решаются вопросы о назначении, блоки партий собираются и «договариваются». Вот так «Едро» везде понатыкала своих представителей в исполнительной власти. С молчаливого согласия: «Яблока», «КПРФ», «ЛДПР» и других. У них была возможность переломить ход игры, которая теперь привела  всю страну к нынешней ситуации.

Я уволился в 2010 году из «Коммерсанта». В моих мечтах, в 2002 году, эта газета казалась оплотом независимой журналистики. И я шел к тому, чтобы там работать. Наивно, да? Я-таки смог, пройдя горнило  информационных агентств. Но когда я туда попал, «Коммерсантъ» был уже мертв. Я это понял в процессе работы там. Береза, потом Усманов и все было похоронено.

Я в один момент просто устал, устал искать «инфоповоды», эксклюзивные  материалы. Я увидел, что даже бизнес  уничтожается. Это было для меня как на ладони, за годы работы журналистом. Построение вертикали власти, уничтожение политических свобод (а были ли они вообще?), уничтожение бизнеса, который не хотел укрупняться в государственные монополии. И не стало возможности  лавировать, потому что даже в «Коммерсантъ» уже мог позвонить глава департамента какого-нибудь региона и сказать: «Давайте вы не будете поливать нас грязью за наши же собственные деньги».

Казалось бы, ушел, начал сам бизнесом заниматься и забыл все это как страшный сон. Но. Даже занимаясь малым бизнесом, продолжал видеть все это уродство государства в котором живу.

Потом бизнес накрылся медным тазом. Не буду говорить, что виновато государство, я сам виноват, так как опыта не было, наделал множество ошибок.

А вернуться в профессию нет возможности уже. Если в 2010 году я ушел сознательно, то теперь уже просто не могу вернуться. А деньги как-то надо зарабатывать. Я вспомнил свою вторую профессию –повар. Попробовал там работать, но люди, которые ТАМ работают, видят, что я совсем не оттуда.  Вот один из новых моих начальников спросил: «А почему ты не вернешься в журналистику? Тебе здесь не место». Такой вопрос. Ну как на него ответить? Ну не могу я.  «Понимаешь, я против системы, которую Путин построил».

-Не смеши меня. Если у тебя есть опыт, ну не пиши о политике, стань, да хоть спортивным комментатором.

Я честно говоря не нашел в своей голове, что ему ответить. Думал долго и, наконец ,я знаю.

Вот, хоть это уже и набило оскомину, но все-таки.

Представьте, что вы в фашистской Германии.  Вы лично не сжигаете евреев в печи, не отдаете приказы об уничтожении в газовых камерах. Вы простой немец, подданный рейха. Но если вы работали в эти годы в гестапо или в ведомстве Геббельса, просто речи ему сочиняли, или блять, были спортивным комментатором на Олимпиаде в 1936 году.  Или просто  молча трупы хоронили или радовались экономическому процветанию Германии. Вы как считаете, вы преступник или нет? Я думаю преступник.

Вот поэтому, я не могу работать сейчас в российских СМИ. Если вы мне скажете о зарубежных грантах. Я вас умоляю. Это миф. Может быть Яковлеву дадут, а мне «бог подаст».

Для меня это вопрос, как для героев произведений Ремарка. Но вот для граждан нашей страны, которые меня окружают, я просто ленивая скотина, которая не хочет работать. Даже не пятая колонна, нет. Меня просто не существует.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks