268622_636843

Алексей Рощин:

На днях вечером ходил в кино, в родной 7-зальный кинотеатр на окраине Москвы, смотрел в меру дурацкий фильм – очередной экранизированный комикс, даже названия не запомнил. Но блокбастер – с захватывающим фантастическим сюжетом, феерическими драками и дорогими спецэффектами, всё, как я люблю. Что поразило: в зале нас было трое. Я и еще парочка на «местах для влюбленных». Всё.

Думаю, и в остальных шести залах было примерно то же самое – кинотеатр, когда я покупал билет, был пуст и гулок. Это все вечером, пусть и поздним, в нашем спальном районе в окружении многоэтажек, возле самого входа в метро.

Чего ж народ в кино не ходит? Вот что я давно не могу никак понять. И ведь вчерашние три человека в зале для меня не рекорд. Бывало и такое, что я фильм смотрел в полном одиночестве. Вообще один в темном зале – испугаться можно.

Кина не нада

Скажут, что фильмы, мол, плохие, потому народ на них и не ходит. Не знаю, едва ли. Фильмы бывают любые – хоть вот голливудский блокбастер, хоть отечественная драма типа «Географа». А в одиночестве я, помню, отсмотрел «музыкальную комедию» с Иваном Дорном на сеансе в пол-одиннадцатого вечера. Иван Дорн – это вроде как «популярный исполнитель», но, как видим, фильму это нифига не помогло. Он и впрямь был плох – и Дорн, и фильм – на мой вкус; но с каких это пор люди не ходят на плохие фильмы??

Я вот кино как-то полюбил с детства, и мне странно смотреть фильмы в пустых залах. Почему так?! Вроде бы пустяковый вопрос, есть и поважнее; но мне кажется, если это понять – можно много понять про современную Россию… И только не надо мне говорить, что люди, дескать, дома видео смотрят! Это возражение из разряда «зачем мне рестораны, если я люблю вареные пельмени «Останкинские». На языке психологии такие ответы называются «рационализация» — когда надо придумать «умную» отговорку, дабы скрыть (прежде всего от самого себя) истинную причину нежелания что-либо делать.

«А у меня есть домашний кинотеатр!» Это прекрасно. Но вот в моем районе есть кинотеатр «Энтузиаст» — совершенно роскошный, с большим залом на тысячу мест (его не стали, как нынче принято, переделывать на 7 маленьких). Там огромный и суперсовременный «парящий» экран высотой в несколько этажей, шикарный звук, удобные кресла; я туда хожу при малейшей возможности, специально чтобы смотреть блокбастеры типа «Сойки» или «Сталинграда», или вот недавнего «Безумного Макса»; в зале нас, как правило, человек 10-15, не больше. Ау!! Где все??!

Мне с проблемой пустых кинотеатров приходилось сталкиваться и, что называется, по работе, как политическому социологу. Очень часто, особенно при работе в небольших городах, сталкиваешься с жалобами населения на отсутствие кинотеатра. Негде, мол, даже кино посмотреть, довела местная власть! В Коврове, например, год назад довелось поработать; его и «маленьким» не назовешь – 140 тысяч человек! А на фокус-группах люди жаловались, что в городе нет вообще ни одного кинотеатра. Если кто хочет посмотреть кино – милости просим в областной центр за 80 км. И люди ездят! Но недовольны.

Или еще один городок в Пензенской области, вдвое меньше – 70 тысяч. Та же история – ни одного действующего кинотеатра. Мы там даже опрос однажды провели, по репрезентативной выборке – 63% опрошенных высказались за то, чтобы в городе был кинотеатр. Причем, что интересно, абсолютно во всех возрастных группах «за» было большинство: среди молодежи до 25 лет, понятно, аж 75%, но и среди пенсионеров старше 60 лет – 57%.

Однако это все – одна сторона медали. Есть и другая: когда начинаешь разбираться, всегда выясняется, что кинотеатры в этих городах были. Но закрылись. По банальной причине – нерентабельности. То есть в них никто не ходил.

Нормальному-то предпринимателю, этакому «мистеру Фесту» в отечественных прериях, от социологических 63%, требующих кино в родном городе, не холодно и не жарко; ему выручка нужна от продажи билетов! Что толку в 63%, если на сеансах сидит по 5 человек в зале?

Вот и стоят кинотеатры заколоченные. Так-то они есть – коробки еще с советских времен сохранились. Только затеваться с кинобизнесом желающих не находится – пусть даже мэры, с данными наших опросов в зубах, лично бегают по местным воротилам. Те отказываются – потому что имеют негативный опыт или знают о нем. Люди могут говорить что угодно – им просто хочется, «шоб было»; кинотеатр хотят – но в кино не ходят.

Какая-то загадка! Возьмем типичный российский городок. Что там есть? 5-6 кафешек той или иной степени паршивости, один-два ресторана (и те работают зачастую только два дня в неделю – в пятницу и субботу); ночные клубы – или один, или вообще отсутствуют. Не только молодежь, но и люди постарше в опросах обычно воют: ай-яй-яй, у нас в городе скучно, некуда пойти, негде проводить досуг и т.д. Казалось бы, в такой ситуации кинотеатр, предлагающий ЗРЕЛИЩЕ, должен быть средоточием местной вселенной, день и ночь ломиться от посетителей; а на деле они закрываются, так как в них никто не ходит.

Это какой-то наш, российский феномен. В Америке, помнится, было наоборот: там даже в период Великой Депрессии Голливуд процветал – и именно тогда его обозвали «Великим Утешителем». Даже резко обнищавшие, потерявшие стабильную работу американцы тащили свои последние медяки в кассы кинотеатров, набивали битком залы – и на полтора часа забывались, погрузившись в чужую жизнь на экране.

А у нас, как видим, не так. Народ в кино не ходит – в прокате, как следствие, отечественные фильмы не окупаются практически никогда. Обычно это объясняют низким качеством нашей кинопродукции. Мне, однако, в последнее время кажется, что причина глубже.

Искусства нэ трэба

Причина, мне кажется, в психологических особенностях постсоветского человека. Я уже как-то писал в «Стране утраченной эмпатии» о его главной проблеме – низкой способности сопереживать другому, «воспринимать чужие эмоции как свои». Это была целенаправленная работа Советской власти – воспитание человека с низкой эмпатией; и в этом направлении многое удалось.

В той своей статье я акцентировал внимание на политических и экономических аспектах низкой эмпатии, удобных с точки зрения «управления массами»: люди с низкой эмпатией неспособны к солидарности, и, соответственно, в политике не могут создавать массовые общественные движения, а в экономике не могут объединяться в реальные профсоюзы. Масса граждан с низкой эмпатией – это толпа одиночек, которую запугать и подавить почти так же легко, как и любого отдельного обывателя.

Однако эффекты от «низкой эмпатии», безусловно, должны быть шире в социологическом смысле. Человек с малой эмпатийной способностью – это ведь реально «человек новой формации», как нам и говорили коммунистические идеологи. Он формирует «новое общество» с новыми интересными особенностями.

И вот это нежелание ходить по кинотеатрам – одно из проявлений «нового человека», то бишь постсовка. Точнее, тут мы имеем дело с проявлением культурной особенности людей с низкой эмпатией: они значительно меньше нуждаются вообще в искусстве – в широком смысле слова.

Игнорирование кино – это ведь крайнее проявление; а помимо этого мы видим, например, повсеместный кризис книжных магазинов, причем как в провинции, так и уже в Москве. Люди не только не ходят в кинотеатры, они и книжек читают все меньше.

Почему? Потому что чтение художественной литературы, как и просмотр фильмов, требует эмпатии! Героям надо сопереживать; в противном случае нет никакого резона следить за их похождениями. Придуманные кем-то люди на плоском экране решают свои проблемы – почему это должно быть интересно МНЕ?? Постсоветскому обывателю это зачастую искренне непонятно.

На всяких читательских и зрительских форумах часто можно встретить типовую жалобу в таком примерно духе: книги и фильмы про «нашу жизнь» неинтересны, потому что мы ей и так живем, нафига ее еще раз смотреть, «чернуха» и так надоела; а про чужую жизнь – тем более неинтересно, потому что какой смысл, она ведь чужая и чуждая, к нам не имеет отношения. Логика железная, а то, что искусство лишается при этой своей как бы базовой, развлекательной функции, превращаясь чуть ли не в повинность – это такой побочный эффект.

Все дело в том, что человеку с низкой эмпатией искусство вообще не нужно. Впрочем, не только искусство. Еще ему не нужен, к примеру, спорт.

Спорт не нужен

Это, кстати, тоже подтверждается мночисленными как социологическими, так и маркетинговыми данными: наша страна «славна» тем, что в ней очень мало (в сравнении с другими странами) болельщиков, спортом интересуется непропорционально мало людей.

Вдумаемся: само по себе «боление» — чрезвычайно эмпатийный процесс. Без эмпатии «болеть» за что бы то ни было в принципе невозможно. Что это вообще значит – «болеть»? Человек наблюдает со стороны за неким спортивным соревнованием; для того, чтобы такое наблюдение для него имело некий внутренний смысл, человек должен эмоционально отождествить себя с кем-то из спортсменов на площадке, воспринимать его успехи и неудачи как свои собственные. Тот же футбол, если наблюдать его без эмпатии – это классические «22 бугая, которые носятся за одним мячиком», то есть зрелище абсолютно бессмысленное.

Если у зрителей нашей страны проблемы с эмпатией, они и болеть будут плохо и мало. Что мы на деле и наблюдаем. Спортивные журналисты давно раскопали и предъявили общественности множество занятных цифр. Возьмем футбол – как общепризнанный во всем мире самый массовый и «эмпатийный» вид спорта.

В чемпионате России по футболу – едва ли не самая низкая посещаемость. Можно было бы сказать, что люди не хотят ходить на неуютные и плохо оборудованные стадионы (скажем, у московского «Динамо», играющего в Премьер-Лиге, посещаемость вдвое ниже, чем у «Динамо» Дрезден, играющего в немецкой третьей лиге), но телевизионщики знают, что и телетрансляции матчей имеют минимальные рейтинги.

Особо показательный факт – количество команд и футбольных лиг: в России футбольных команд едва ли не на порядок меньше, чем в той же Германии или почти любой европейской стране в пересчете на 100 тыс. жителей. Почему? А потому что соревнования любительских команд, команд малых городов, поселков и т.д. в России никого не интересуют. Зрителей нет и не будет – соревнования, соответственно, не проводятся. А зачем, если все равно никто не будет смотреть?

Та же история, что и с кинотеатрами. То есть жители Дрездена охотно ходят и «болеют» за свою городскую команду, пусть она и играет в нижайшем дивизионе – а в России на такие матчи никого не заманишь. Ведь для того, чтобы «болеть» за каких-то людей из своего города, в удовольствие пинающих мячик, надо обладать развитой способностью к хоть какой-то эмпатии… которой, увы, нет.

Что же делать

Нам надо бы понимать, что все мы – в определенной степени уроды: в нашем наборе психологических качеств ослаблена одна очень важная способность – к эмпатии. Это не смертельно, но неприятно.

Как говорится, «если у человека нет чувства юмора – у него по крайней мере должно быть чувство, что у него нет чувства юмора». То же и с эмпатией. Хорошо было бы хотя бы ощущать недостачу на месте этого атрофированного органа.

Можно, конечно, делать вид, что «не больно-то и хотелось». Но вообще эмпатия – чрезвычайно полезная штука. Пожалуй, тут можно провести аналогию… с интернетом. Человек без эмпатии подобен компьютеру, неспособному подключиться к мировой Сети, объединяющей другие такие же «компьютеры».

Проблему можно преодолевать – к примеру, переносить на каждый отдельный комп информацию на дискетах. В этом даже можно увидеть преимущество – компьютер, отделенный от Сети, не сможет «заразиться» гуляющими по Сети «вирусами». Но это, во-первых, не панацея – вирус, как мы знаем, вполне может быть и на дискете; а во-вторых и в-главных – без Сети отдельный комп не может достичь синергетического эффекта, не может стать больше самого себя.

Способность к эмпатии надо развивать! Меня, к примеру, порой «накрывает» в том самом кинотеатре, если, паче чаяния, зал оказывается полон, а фильм хороший. Наверняка многим знакомо чувство, возникающее в таких случаях – когда зал вместе смеется в смешных сценах и плачет в трогательных; это тот эффект, который я как раз и люблю в кинозалах, и который никогда не достичь даже в самых навороченных «домашних кинотеатрах».

Но я теперь думаю, что многие именно из-за этого подсознательно боятся ходить в кино: пробуждающаяся эмпатия, как совершенно незнакомое явление, пугает.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks