image12-720x340

Tatiana Rybakova:

На днях мой приятель по ФБ и коллега задал очень важный вопрос: почему те, кто уехал, ругают Россию? Ведь ты уже уехал, у тебя все хорошо, что тебе еще надо? — спросил он.

А правда, почему? Лично я в результате пришла вот к какой гипотезе.

Психологи, работающие с онкобольными, отмечают, что их реакция на диагноз проходит три стадии: отрицание-гнев-принятие. Но ведь это — реакция на любое событие, которого ты страшишься до такой степени, что не хочешь об этом думать. На смерть. На измену супруга. На предательство друга.

Вначале ты не веришь: нет, этого не может быть! Вот же, только вчера он был здоров/подарил цветы/выпивал со мной!

Потом — гнев. Прежде всего — на себя, что и заставляет винить другого. Тот, как правило, и вправду в чем-то виноват, но редко такое уж исчадие ада.

А потом — все. Перегорает. И можно вспоминать смешные шутки о покойном, разглядывать свадебные фотографии без слез и даже разговаривать с бывшим другом, случайно столкнувшись.

Так не то ли же самое происходит с теми, кто уехал? Уехал не туда, где лучше, а оттуда, где вдруг (это важно) началось то, что совсем недавно было дежурной пугалкой.

Естественно, первая реакция — этого не может быть. Не может быть, чтобы люди, с которыми мы вчера обсуждали премьеры и вернисажи, ходили на Болотную и горевали об отсутствии экономических реформ, сегодня вдруг стали ярыми сторонниками сильной руки и социалистического перераспределения (не будем спорить о том, насколько верно такое видение — я сейчас о том, что происходит с теми, кто так видит) — им надо объяснить! Вот и объясняют.

У части (в основном это те, кто уехал несколько раньше) второй этап — гнев. Именно эти «славырабиновичи» кричат «совки, былдловата» и проч.

Ну а те, кому объясняют — тоже проходят свой путь принятия. Что происходит с тем, кто вначале узнал о раке, а потом вылечился? ИМХО, вот ровно то и происходит — бурная радость. И хрен с ним, что голова лысая, что печень посажена, что квартира продана и еще долгов на всю жизнь: ужас ушел!

Какой ужас, спросите? А тот самый, которым нас запугали в начале 90-х: ужас конца империи. Путин недаром регулярно вспоминает Косово. Казалось бы — это ведь довод в пользу того, что Крым, как и Косово, отнят несправедливо! А вот и нет. Тут главное — включается воспоминание о кровавом распаде Югославии; то, чего мы боялись все 90-е.

Вот попробуйте тому, кто узнал о том, что рак излечен, рассказать о том, что ему теперь всю оставшуюся жизнь горбатиться на кредиторов, да и жизни той будет немного, потому что печень скоро сдохнет — если раньше рак не вернется… Попробуйте.

Что делать-то? Беречь друг друга. Может даже — молчать почаще. Все равно мы сейчас друг другу ничего не докажем. Время вылечит.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks