ПМЭФ: «На бесптичье и жопа – соловей!»

22 июня, 2022 9:00 дп

Мэйдэй

Тамара Балуева воделилась,

ИГОРЬ ЯКОВЕНКО:

В КУЛУАРАХ ПМЭФ

Скажу откровенно, я не собирался ехать на Питерский форум. Ну, что я там не видел? Талибов? Вована с Лексусом? Участников, которые скрывают свое участие, не разрешая обнародовать свои имена в списках? Одним словом, скука смертная. Но тут в телевизоре показали мимолетный обмен репликами журналиста и министра промышленности и торговли РФ Мантурова — об уходе IKEA из страны:

Журналист: Жалко ли уходящую IKEA?

Мантуров: Жалко у пчелки!

Я сразу вспомнил, что впервые этот парирующий ответ услышал от одного мальчика в детском саду, и понял, что этот форум – просто Клондайк для социолога и специалиста по детской и подростковой психологии. Короче, взял билет на ближайший рейс, достал удостоверение колумниста «Ежедневного журнала» — и вот я уже на форуме.

Первым мне встретился министр финансов Антон Силуанов, которому я, естественно задал вопрос о бюджетной политике РФ в текущем году.

Я: Какова будет финансовая политика РФ в условиях санкций?

Силуанов: Деньги есть — Уфа гуляем, денег нет — Чишмы сидим.

Получив исчерпывающий ответ о состоянии экономики России я стал разыскивать того, кто бы мне объяснил про состояние законности в стране, а тут Бастрыкин идет, я его спрашиваю,:

— Александр Иванович, как у нас в России обеспечивается верховенство права?

Бастрыкин (с угрозой в голосе): Закон — тайга, черпак — норма, прокурор — медведь.

И так боком-боком ко мне подбирается, явно задумал что-то. Только отделался от Бастрыкина, навстречу Мишустин бежит, чуть с ног не сбил. Спрашиваю:

— Как дела?

— Дела, как в Польше: у кого больше тот и пан!

Решил спросить Шойгу о его отношении к гибели стольких генералов. Но слово «жалко» использовать не стал – вдруг он тоже станет про пчелку рассказывать. Спросил в лоб:

— Вот сбитый в украинском небе генерал-майор Боташев, он же в отставке, немолодой человек, кто его в самолет пустил?

Шойгу в ответ: Умер Максим, ну и хер с ним!

Я уже собрался уходить, а Шойгу продолжение кричит: Повезли хоронить, а у него…

Я ему рот зажал, говорю: «Не надо, я эту присказку с первого класса помню, ее в туалете один второгодник постоянно декламировал, а тут все-таки дамы».

Кужегетыч засмеялся и говорит: Какие дамы? Эта что ли дама?

Я оглянулся, вижу Матвиенко сзади трется, к нашему разговору прислушивается. Решил для полноты картины опросить законодательную власть.

— Валентина Ивановна, вот тут вместо Макдональдса народу какие-то «вкусные точки» предлагают, несъедобные. Это как?

— На безрыбье и раком встанешь.

Я политику импортозамещения понял и уже решил попрощаться со спикером российского Сената, как Матвиенко разинула рот и как заорет:

— А на бесптичье и жопа – соловей!

На выходе мне попалась Симоньян, которой я задал короткий вопрос:

— Вам не стыдно?

— Стыдно у кого видно, — ответила Симоньян и облизала густо накрашенные губы тонким раздвоенным языком.

Уходя, уже в вестибюле я услышал гулкие глухие удары, будто кто-то бил в колокол кувалдой обмотанной тряпкой. Это Путин, Вован и Лексус учили талибов игре в секу. Играли на щелбаны и талибы все время проигрывали…

Юбилейный Петербургский международный экономический был в разгаре…