«Плохие деньги вытеснили хорошие»

Январь 10, 2016 9:51 дп

MayDay

Меня все время спрашивают: а делать то что?
А я все время отбрехиваюсь: много раз писал, читайте. Но все же, видимо, есть необходимость повториться: а делать то что? Сегодня – общими мазками, потом – еще раз, но чуть детальнее. Для этого использую выдержки из своей статьи в www.slon.ru (2015 г.)
Если больше 20 лет у руля стояла примерно одна и та же группа экономистов, с одной и той же идеологией (имена не имеют значения), то какова ее эффективность?
Ответ: на тройку. Или тройку с минусом.
Продолжение ответа: а, может быть, в их идеологии что-то не так?
Может быть, для условий «перехода» крупнейшей индустриальной экономики к рынку, ее модернизации нужны были какие-то другие идеи?
Другой “мейнстрим» в экономической теории, примененной к российскому хозяйству?

В том загашнике, где прячутся концепции и теории, таких идей полно. Все то, что объединено понятием developmental (development economics («экономика развития»), developmental state («государство развития»), developmental central bank («центральный банк развития») и т.п.). Все рецепты известны .

Удивительная наука экономика

В ней проводят эксперименты, за результаты которых никто и никогда не отвечает. Только подопытные несут на себе всю тяжесть того, что кто-то сочинил. В ней нет абсолютных истин. Каждый ответит ста доводами на любой аргумент. В ней реальность дробится на тысячу мозаик. В ней никто ни с кем не соглашается.
Но вот приходит уверенный Герой и говорит: «Быть по сему, и никак иначе», и мы перестаем рождаться, или падаем, как листья с пустеющего дерева. А Герой пишет книги, в которых он видится полным света и разума, со вкусом утверждаясь в российской истории.

Кто измерит человеческую цену того, что происходило с налогами? Сколько стоит в жизнях – прибавленных или отнятых – пенсионная реформа? Что происходит с судьбами при “консолидации активов” и “оптимизации сети” компаний, школ, больниц, институтов? Какова цена – в душах, приобретенных или потерянных – резких изменений курса валюты? Сколько нездоровья закопано в недрах мегапроектов? Сколько человеческих потерь случилось из-за небывалой остроты российских кризисов?

Только у истории есть шанс хотя бы как-то ответить на эти вопросы и попытаться сказать: кто виноват.

Проклятье дилетантизма
«Только имея определенную и ограниченную задачу в жизни, можем мы избежать опасности дилетантизма… который, надо сказать откровенно, представляет собою как бы какое-то проклятье, тяготеющее над русским обществом. Да сохранит вас судьба от этого несчастья»! Это сказал знаменитый Сергей Булгаков. (С.Н.Булгаков. История экономических и социальных учений. – М.: Астрель, 2007. С.31).

Подмененный и реальный либерализм

«Либерал» стал кличкой, поношением. Либерализм в России испорчен, как старое масло. Его подменили чем-то другим.
Либерализм – это учение о государстве как собрании свободных людей, отстаивающих свои интересы, с учетом коллективных и общих. О государстве как стае самодвижущихся людей, способных на риски и инновации. О государстве, которое не является пирамидой из закрепленных людей.
Экономическая политика в либерализме – поддержка всего и всех, кто готов принять риски, несет инновации. Это поддержка обогащения нации, среднего класса, качества жизни. Это –создание инфраструктуры, вокруг которой начинают процветать новые поселения.
Это – другая политика.
Либерализм в России испорчен. Он уже четверть века подменен рыночным фундаментализмом (РФ). Грубо говоря, рынок всё сделает и исправит. Копирование регулирования в США и ЕС. Безмерная, безумная ошибка в отношении «перехода» больших индустриальных систем, какой был СССР. Не менее грубая ошибка в отношении больших, «незрелых» развивающихся экономик. Десятки макроэкономических ошибок, вызывающих боль и страдание.
Это создало почву для эволюции российского государства в сверхконцентрированное – по власти, по собственности, по степени вмешательства государства. «Плохие деньги вытеснили хорошие». Крайности сошлись.

И что теперь?
Либо перерастание в командную экономику. Под любым «измом». Либо загнивание, жизнь по нисходящей. Большая Нигерия со всеми ее конфликтами (многонациональность, христианство и ислам, делящие страну пополам).
Либо история даст обратный ход –к честному либерализму, к осторожному, рациональному высвобождению частных сил и успокоению государства в России. К снижению рисков. К притяжению к России, вместо растущей центробежной силы.
Вместо «мэйнстрима» в экономической школе, в финансовой политике, за которыми 20 с лишним лет неудач, вместо одной и той же колоды генералов от экономики, в основе деятельности которых рыночный фундаментализм — другая, альтернативная школа «прагматичного либерализма».

Третья школа

Сегодня на слуху либо «школа огосударствления», либо «школа ультралибералов». Они обросли именами, институтами, рупорами. Они входят в тот же круг, что и системные партии. Все информационные каналы, ведущие к тем, кто принимает решения, полностью забиты.
Все остальные экономисты – рассыпаны по кустам и поют, кто как может. Нет по-настоящему крупной фигуры экономиста, политика – либерала, вызывающей всеобщее уважение, того, кто мог бы стать отцом «экономического чуда». Мало крупных людей.
Важно, чтобы появилась третья команда экономистов. Нужны центристы.
Тихие, смышленые, не любители отчаянных решений. Не популисты. Не садо-мазо, когда речь идет об экономических шоках. Осторожные в словах. Не мясники. Любители человечества. Те, кто не поддадутся всеобщему стремлению к радикализму и бесконечным заблуждениям.
Не поддающиеся пропаганде и не пачкающие в ней руки.
Те, кто в самые сложные времена пытается быть рациональным. Но любители людей. Не государства, не государственной вертикали, не имущества, но людей.
Третья школа, в которой макроэкономист чувствует последствия того, что он делает, на «кончиках пальцев», где каждый его шаг — это шаг к росту имущества и высвобождению энергии среднего класса и бизнеса, где всё в практической политике подчинено росту качества и продолжительности жизни, модернизации экономики, ее устойчивому опережающему росту для каждого из нас.
Как ее называть? Практичный /прагматичный/рациональный – кому как нравится – либерализм. Его формула – экономическая свобода + максимум стимулов для роста и модернизации + дирижизм (исправить исковерканное за 25 лет).

Экономическая свобода как необходимость

Когда думаешь, почему одно общество выигрывало у другого или почему одна страна выживала за счет другой, то видно, что победители – это те, кто смог обеспечить большую экономическую свободу, дать больше возможностей действовать тем, кто к этому готов, со всей энергией, независимо, инновационно и рискованно.
Победители – это те общества, которые свободнее в предпринимательстве, особенно в мелком и среднем, и труде, обеспечивая вместе с тем лучше налаженный надзор государства за честностью рынков и системными рисками.
Что такое российская экономика с точки зрения «практического либерализма»? Это «Россия 3.0» — открытая, социальная рыночная, диверсифицированная экономика, прошедшая технологическую модернизацию, формирующая 5-6 процентов мирового ВВП и глобальных финансов, обеспечивающая устойчивый рост, выше, чем средний в мире, находящаяся в группе развитых стран. С крупным, зажиточным средним классом. Период взросления — 15 — 25 лет.

«Россия 3.0» — это политика низких налогов, ударных налоговых стимулов за рост и модернизацию, дешевого процента, доступного кредита, дешевого государства, высокой нормы инвестиций, собственности для всех, а не для немногих, роста активов и имущества каждого.
Максимум максимумов стимулов роста внутреннего спроса и предложения. Всё для бизнеса и среднего класса. Растите, дорогие! Растите, сколько сможете! Потребляйте, стройте! Дышите свободнее в своей стране!

История о свободе

Что вы скажете о малой группе людей, численностью в несколько десятков тысяч человек, отстроивших и подмявших под себя 45 – 55% хлопчатобумажной и шерстяной промышленности Московского региона?
Об их богатейших семьях? О том, как они выживали за счет хватки, бережливости и аскетизма?
Кто это? Армяне, греки, евреи, немцы – колонисты, масоны, магометане, кто? Нет, это были русские люди. Старообрядцы. Гучков. Председатель III Государственной Думы (1910 – 1911). Из староверов. Савва Морозов. Из староверов. Рябушинский. Из староверов. И десятки других.
Пик их собственности и влияния – 150 лет назад. Что в них было загадочного?
«Модель коллективного поведения», похожая на протестантизм, американизм и прочие «измы», которые делают технические революции неотвратимыми. Рациональность и экономический успех. Проще говоря, выживание малого загнанного народа, который из себя выжимает все соки, всю хитрость, чтобы не утонуть. И свою религию подстраивает под это.
Старообрядцы – это история о том, что российские люди – когда они выживают — ведут себя как стая рискованных, самозванных, подчиненных труду, независимых людей – честных, рациональных, готовых свободно и хитро выживать ради собственного и общего блага.
Вот только не нужно помещать их в картонную коробку, придавленную кирпичом. И обрабатывать ядохимикатами. Дешевый кредит, низкие налоги, бесстрашие и открытая форточка. Не мешать, помогать.
Всё сделают сами, потому что на кону – выживание, под сильнейшим внешним давлением.

Дирижизм

Но как создать ситуацию «экономического освобождения»? Как это сделать, когда регулятивные издержки растут по экспоненте? Когда огосударствленность достигает в банковском секторе 60%, а в экономике – минимум, 50%? Когда капитализм – государственно – монополистический, государство – корпоративное, то, что называется кронизм, непотизм, а собственность – сверхконцентрированная, вся в контрольных и блокирующих пакетах?

Ответ очевиден. Если речь идет не о социальных взрывах, то это может сделать только само государство. То, что наросло вне рынка и превратилось в нечто чудовищное, может исправить только дирижизм.
В странах, прошедших модернизацию, социально-политическое развитие шло по одной и той же схеме: ограниченная демократия на старте и либерализация в течение 10-15 лет после начала процесса.
В начале реформ всегда был тот, кто железной рукой создавал экономическое чудо. Автор чуда.
Первое – ограниченная демократия – у нас уже есть. Второго – пока нет.

В экономике во всех случаях были две составляющих:

1.Экономическая политика на форсаже. Директивное вмешательство в экономику. Так называемая двухсекторная экономика с очень большой государственной собственностью (мы такую основу создали, хотя и в рамках других оснований). Промышленная политика. Развитие, основанное на точках сверхбыстрого роста. Жесткое проектное управление, офисы развития, где преодолевались медлительность в принятии законов, бюрократические процедуры ведомств.

2.Финансовый форсаж. Для того, чтобы понять, что это такое, давайте сравним две страны – Китай и Россию. В Китае темпы роста были в два-три раза выше, чем в РФ (сейчас – кратно больше). Важнейший индикатор: доля инвестиций в ВВП. В Китае – 47%, в России – 19 -20%. Замечу, что 22% – обычный показатель для европейской страны, чья экономика растет со скоростью 0,5-1,5%. Налоговая нагрузка в Китае почти на 30-40% ниже, чем в России. Таким образом, у бизнеса остается больше ресурсов для того, чтобы расти. Правительство в Китае намного дешевле российского – об этом говорит индикатор конечного потребления правительства к ВВП. В Китае качественно иная монетизация, насыщенность деньгами: близится к 200% (М2/ ВВП), в России – 45 — 52%. В России гораздо выше цена денег. Гораздо выше инфляция. Иными словами, в Китае – совершенно иная по мощности финансовая система. Она находится в «форсаже».

Шаг назад, два шага вперед

Как строится такая система? Как она достигается? Конечно, при помощи дирижизма. Известны десятки административных инструментов, которые, не нарушая рыночности всей системы, могут применить «центральный банк развития» или «минфин развития», вмешиваясь в налоги, процент, кредит, валютный курс, денежную массу, нормализуя их, формируя стимулы для роста и модернизации реальной экономики. То же относится к системе антимонопольного контроля и регулирования цен, чтобы ограничить неценовую инфляцию. Технический разбор этих инструментов для российской практики полностью сделан (детально см. книгу «Финансовые стратегии модернизации экономики: мировая практика» (Миркин и соавт.) http://www.mirkin.ru/_docs/book067.pdf).
Конечно, всё это осторожно, часто непублично, чтобы не вызвать вспышку инфляции или избыточную волатильность.

Горько говорить, что за четверть века мы исчерпали возможности саморегулирования для нормализации экономики. Если проводить аналогии с медициной, нам уже недостаточно амбулаторного лечения. Болезни российской экономики не лечатся таблетками, необходимо вмешательство хирурга.
Один шаг назад в административное вмешательство, пройдя по острию ножа, сохраняя рыночность, чтобы сделать два шага вперед, в либерализацию и рынки другого качества и другой зрелости.

Loading...